Меню

Язык сравнивали с зеркалом одеждой для мысли



Учение с увлечением. Языковая игра: приёмы балагурства.
занимательные факты по русскому языку на тему

Материал опубликован в предметном журнале «Русский язык», №6, июнь 2013 г. (в личном кабинете представлена презентация). Данная работа позволит поговорить о тех аспектах языка, которые обычно проходят мимо внимания научно-популярной литературы, представить язык как своего рода знакомого незнакомца. Работа включает в себя попытку заставить вглядеться в язык, задуматься над тем, как он устроен, как он «работает».

Скачать:

Вложение Размер
Данная работа позволит поговорить о тех аспектах языка, которые обычно проходят мимо внимания научно — популярной литературы, пр 78 КБ

Предварительный просмотр:

Тот, кто жизнью живет настоящей,

Кто к поэзии с детства привык.

Вечно верует в животворящий,

Полный разума русский язык!

Данная работа позволит поговорить о тех аспектах языка, которые обычно проходят мимо внимания научно — популярной литературы, представить язык как своего рода знакомого незнакомца. Конечно, какие – то идеи покажутся непривычными, спорными — ну что ж, так и должно быть! Работа заключает в себе попытку заставить вглядеться в язык, задуматься над тем, как он устроен, как он «работает». Не надо думать, что языковые правила и законы – это то, что хранится в толстых книгах за семью печатями да еще в памяти ученых – «жрецов грамматической науки». На самом деле язык со всеми его правилами содержится в сознании говорящего коллектива всего народа. А дело лингвиста – эти правила отразить, представить в явном виде, обобщить, а иногда и предсказать.

С чем только не сравнивают язык! С инструментом и со слугой, с зеркалом и с одеждой для мысли, с механизмом и с организмом, с саквояжем и с игрой в шахматы… И, действительно, каждое из этих сравнений имеет над собой определенные основания. Попробуем поразмышлять над некоторыми из них.

Есть такой сборник научного юмора: «Физики шутят». Книжка прекрасная, но странно, что нет книги «Лингвисты шутят». Уж им-то, казалось бы, и карты в руки. Ведь соавтором языковой шутки, языкового аспекта, языковой игры является весь народ, все человечество. Иными словами, языковая игра – это нетрадиционное, неканоническое использование языка, это творчество в языке, это ориентация на скрытые эстетические возможности языкового знака. Любой человек при использовании языка в разговорной речи прибегает к каким – то элементам игры – и не только в расчете на то, что его усилия по достоинству оценит собеседник, но иногда и «просто так», для собственного удовольствия.

Прежде всего надо сказать о случаях сознательного смешения категорий языка и внеязыковой деятельности. Приведу для примера несколько загадок «литературного» характера:

  1. Что находится посреди Оки (ответ – буква К)
  2. Что у Адама спереди, а у Евы сзади (ответ – буква А)

На аналогичном принципе строятся некоторые анекдоты.

Преподаватель спрашивает студентку:

— Как будет будущее время от глагола любить?

Часовой стоит на посту. Кто – то идет.

Шутка, связанная на смешении, конечно, очень важный, но не самый распространенный вид языковой игры.

Несколько слов о нарушении структуры языкового знака, когда говорящий пытается самовольно и мгновенно «реорганизовать» знак. В речевом обиходе встречается искажение фонетической оболочки слова: вместо ЕЩЕ, бывает, говорят ИШШО; вместо ЯБЛОКО – ТЫБЛОКО. Не забудем при этом, что эти примеры рассматриваются с описательной точки зрения, а не с нормативной. Или другой путь — это нарушение системных отношений между знаками. В процессе языковой игры соответствующие правила говорящим нарушаются, заданная между знаками дистанция не соблюдается. Приведу в качестве примера литературный анекдот:

Встречаются два кандидата наук.

— Что это у тебя в портфеле – небось, докторская?

Существуют и другие, весьма разнообразные частные приемы речетворчества. Например, синтаксические перевертыши: Ехала деревня мимо мужика, глядь — из-под собаки лают ворота.

Или наблюдаем повтор элементов в смежных репликах:

Все те явления, когда говорящий «играет» с формой речи, когда свободное отношение к форме речи получает эстетическое задание, пусть даже самое скромное, называется одним общим термином языковая игра. Это может быть и незатейливая шутка, и более или менее удачная острота, и каламбур, и разные виды тропов (сравнения, метафоры, перифразы).

Языковую игру в разговорной речи можно рассматривать как реализацию поэтической функции языка.

В разговорной речи языковая игра выступает как особый род комического. Она служит для того, чтобы вызвать улыбку, смех, создать шутливое настроение или ироническое отношение. Комизм, однако, наиболее частая, но не единственная функция языковой игры в разговорной речи. Языковая игра может использоваться и как реализация экспрессивной функции языка, которая имеет своей целью прямое выражение отношения говорящего к тому о чем он говорит (так считает Якобсон Р.) Языковая игра может выступать как средство смягчения речи, она устраняет серьезность тона, ослабляя тем самым содержание сообщения.

Пример. Молодой человек, понимая, что друг говорит неправду и не желая обидеть его, обращается к нему с цитатой из «Мертвых душ» Гоголя, произнося известную фразу, сказанную Ноздревым капитану-исправнику: «Вы врете!»

Эта фраза (учитывая, что друзья на ты и часто цитируют Гоголя) воспринимается как очевидная цитата, переводящая речь в шутливую тональность и смягчающая резкое неприятное содержание.

Диапазон явлений языковой игры широк. Играя, говорящий может не ставить перед собой никаких содержательных задач, кроме одной: не быть скучным, усилить непринужденность общения, развлечь себя и собеседника, а для того выразиться необычно. Но языковая игра может быть связана и с содержанием речи: она может служить для более точной и тонкой передачи мысли, для образной и выразительной передачи сообщения. И, наконец, языковая игра может иметь изобразительный характер — служить для имитации человека, чьи слова передает говорящий, или для наглядного изображения ситуации говорения.

В соответствии с этим, языковая игра складывается из двух различных стихий – балагурства, не связанного с передачей содержания речи, уходящего корнями в явления народной смеховой культуры, когда смешно всё грубое, низкое, необычное, перевернутое, и того, что можно назвать острословием , когда необычная форма выражения связана с более глубоким выражением мысли говорящего и с более образной, экспрессивной передачей содержания.

Не все говорящие склонны к языковой игре, есть люди, широко ее применяющие, и люди, не признающие языковой игры. Такие люди могут даже не понимать собеседника, когда он шутит, и поправлять его.

Пример такого непонимания.

А . Я весь внимание/ и ушьми и глазьми//.

Б. (наставительно) Ушами// Глазами//.

Очевидно, что так же, как отсутствие чувства юмора, непризнание языковой игры составляет особенность характера человека.

Смех говорящего может быть направлен на саму форму речи. Это так называемое балагурство. Оно призвано смешить, веселить. Комизм при этом может создаваться разными видами преобразования слова или построения речи.

1. приём рифмовки

Шутливая рифмовка в разговорной речи может порождать и целые стихотворные строки и отдельные парные созвучия.

Пример. (рассказывает, как приготовить соус для жареных цыплят).

а) Как этот соус – то называется? Кажется сацибели.

б) (шутливо декламирует) В прекрасном милом Коктебеле /

мы ели соус сацибели //.

а) Это ты придумала?

б) А ты думала Цветаева?

Пример рифм – созвучий (женщина в магазине):

Тюль / расцветка очень красивая.

А то нейлон какой – то дуралон //. Стекло ведь.

2. Фонетические деформации слов

Многие приёмы языковой игры строятся на коверканьи, выворачивании «наизнанку» фонетической формы слова, которые обычно не связаны со смысловым содержанием речи, а используются лишь с целью почудить, сказать не так, как другие, побалагурить. Фонетическая шутка не притязательна. Включая её в свою речь, говорящий желает лишний раз подчеркнуть непринужденность, раскованность ситуации.

Наиболее распространённые способы преобразования звукового облика слов:

1. Метатеза – перестановка звуков или слогов в словах.

Тань / можно я съем бродбулылик (бутербродик) с балкаской (колбаской)?

Дай берщетику (щербетику);

Ну ладно / бендяжка (бедняжка) ты моя.

В некоторых микроколлективах произношение отдельных слов с метатезой становится привычным и широко используется членами данного микроколлектива при общении между собой.

2. Протеза – использование вставных звуков или слогов.

Протетические гласные появляются обычно при стечении согласных. Чаще всего в этой роли выступают [и] или [ы]:

Тюл и панчик (тюльпанчик), п и яный (пьяный),

Кон ы фетка (конфетка), сытарик (старик), кырасавица (красавица).

Нередко возможно употребление:

П а р а грамма (программа), к и н и жечка (книжечка), к у л у бничное (клубничное).

Протетические согласные появляются либо при стечении гласных, либо согласный «вклинивается» в консонантное сочетание:

Он какой – то физик – гравитаци в онник;

Я прочитала это / и ужас к нулась;

3. Нарушение законов чередований согласных .

Строится на разрушении некоторых позиций нейтрализаций согласных. По законам русского литературного языка позиция «зубной шумный + шипящий» считается слабой. В этой позиции происходит ассимиляция согласных с – с’, т – т’, перед согласными ш – ш, ж – ж , ч по способу и месту образования. В шутливой разговорной речи смена на шипящий может отсутствовать:

Изво[зч’]ик, лё[дч’]ик. Эти случаи можно рассматривать как произносительный гиперизм, сверхтщательное произношение.

про[сч’]ай (прощай), тре[сч’]ина трещина), клю[тч’]ик (ключик).

И чем невероятнее такое сочетание, чем оно необычнее, тем смешнее.

Пожарю себе печеночки с овоСЧ’ами.

Он какой – то лёДЧ’ик.

Но нередко нарушается не только норма произношения, но и норма написания слова.

Языковая игра строится на нарушении какого – либо запрета «опрокидываний» закономерности. Если в литературном языке употребительны оба произносительных варианта, то шутливое обыгрывание невозможно.

4. Замена одних звуков другими.

Чаще такая подстановка производится ради каламбурного обыгрывания слова, но звуковая замена может и не связываться с переосмыслением слова. В данном случае говорящий преследует единственную цель: сказать как можно чуднее, необычнее.

а) замена мягкого согласного парным ему твёрдым или наоборот.

На б[лу]дечко к[р’]асный

б) замена безударного гласного

ябл ы ко, п у м а доры.

г) уподобление гласного предыдущего слога гласному последующего слога

чудыса в рышыте (чудеса в решете)

5. Перенос ударения .

Чаще всего используется невероятное ударение, т. е. такое, которое реально не встречается.

— Это был намек (намёк). А ты не понял.

— Сколько я тебе должна? Два петьдесят.

— Берите пир о жки.

— У тебя новые сап о ги?

3. Целями балагурства могут служить разного рода преобразования морфологической формы слова – изменение родовой принадлежности существительного, неправильное образование падежных форм, форм числа, форм лица глаголов и т. п.

(разговор о новой книге):

1. — «Скоморохи» Белкина я купил.

— Что же ты о таких вещах не сообщаешь?

— Так мне самому один штук достался.

2. — У него губы как у Кобзона.

— Не знаю ни Кобзона / ни его губей (губ).

4. Приём речевой маски

Один из способов языковой игры — выступать в чужой речи. Дети играют в школу, в докторов, разбойников. Взрослые – профессионалы и любители – играют в театре и кино. Но любой взрослый свою тягу к игре, к переодеванию может реализовать в речи. Поэтому едва ли не самый частый, простой и распространённый способ языковой игры – приём речевой маски. Говорить необычно, как кто – нибудь приезжий из деревни, иностранец, сюсюкающаяся дамочка – все эти и многие другие речевые маски всегда под рукой у говорящего. В современной разговорной речи, наиболее распространены такие игровые маски: малокультурного простачка (игра на диалектах и просторечии), бюрократа (игра на канцэеляризмах)

Играя на отдельных чертах диалектного произношения, говорящий не дает себе отчета в том, какому именно говору принадлежит та или иная черта. Для него важна лишь общая шутливая установка: создать пародию на речь не очень культурного человека.

Излюбленный прием многих – употребление заимствованных слов в форме, не соответствующей литературному произношению.

Транвай, лисипед, пинжак,

Как средство шутки активно используются многие явления диалектной и просторечной морфологии, прежде всего те, которые свойственны и городскому просторечию, и диалектам.

Для современной интеллигентской разговорной речи характерно шутливое склонение несклоняемых ни по нормам классического литературного языка, ни по нормам разговорной речи единиц. (заимствованных именительных существительных):

Что так и пойдёте без пальта?

Куда польта вешать?

На метре что ль поедем?

В качестве речевой краски используется склоняемый вариант несклоняемого в разговорной речи сниженного разговорного слова КИЛО:

Тут накинешься на эту еду и кил пять прибавишь.

Сколько ж в этом рюкзаке кил будет?

Одной из популярных форм языковой игры является использование нелитературных чередований в основах глаголов:

Ну ладно Юр / значит ты не смогешь //.

У нас там внизу вода совсем не текёт //.

Ну ладно / я вам сказала / а вы как хочите.

На фоне этих реально бытующих форм возможны и шутливые искусственные нарушения закономерностей чередования:

Всё / уходю (ухожу) //.

Сидю (сижу) цельными днями.

Как приём шутки применяется употребление предлога Об перед словом, начинающимся согласным:

Ты об чём мучаешься?

Об себе? А она об коллективе!

Она всё об детях / надоело.

Граница между балагурством и острословием не всегда выявляется достаточно резко. Некоторые приёмы языковой игры составляют как бы промежуточную полосу, т. е. могут использоваться и без всякой содержательной нагрузки, и как средство, связанное с содержанием речи.

1. Приём стилевого контраста – один из широко распространенных приёмов комического. Он основан на том, что перемещение слова или выражения из одного стиля речи в другой порождает резкий диссонанс, который свидетельствует о неумении правильно строить свою речь или используется как средство комизма. В современной разговорной речи этот приём чаще всего реализуется как включение штампов книжной речи в неофициальную / обычную разговорную речь. Таким способом говорящий высмеивает манеру говорить книжно.

— Я тебе не рассказала / как мы с дачи переезжали?

— Нет / ты мне не отразила ;

— Пусть нам Коля осветит / как всё было;

— Я днём в магазин схожу / а вечером отрапортую / как и что //.

2. Прием построения необычных языковых единиц – один из характернейших приемов языковой игры. Он распространяется на три вида языковых единиц: слова, словоформы и словосочетания.

Игровое слово смешит своей новизной, необычностью. Чаще всего это бывает окказиональное, но и иногда и потенциальное слово.

— Вон одуванцы какие красивые!

— Тут без штопоридзе не обойдешься

— Нутро у меня болит. Нутроба болит

Нередко шутливые слова образуются по словообразовательным типам, высоко продуктивным в разговорной речи. Экспрессивность таких слов может создаваться экспрессивностью аффикса и необычностью лексического наполнения модели:

— А где твоя шалюга (которую ты связала)

— Там на свадьбе был не только тамада, но и … тамадиха.

Нередко как шутливые слова используются разного рода экспрессивно-уменьшительные и увеличительные образования:

— Это вот ничего// Так/ развлекушечка//

— Это был самый разофициальный доклад.

— Ну/ всех оспасибела// (всем сказала спасибо)

— Мы уже отморфемились (сделали доклад о морфеме)

Как особый вид шутливого преобразования слова используется произвольное отсечение конечной части слова:

— Как настр? (настроение)

— Что – то мне сомни// (сомнительно)

— Не надое? (надоело)

В целях шутки в разговорной речи используется прием экспрессивного рифмованного удвоения, который заключается в следующем: какое – либо слово повторяется с изменением начального звука или группы звуков, например:

Фокус – покус, страсти – мордасти

В современной разговорной речи существует незначительный набор устойчивых эхо – конструкций:

Штучки –дрючки, тучки – мучки, хурды – мурды, гоголь-моголь, фигли-мигли

Прием рифмованного эха свойствен не всем говорящим по-русски.

3. Разные виды непрямых (иронических и шутливых) номинаций

А) Метофорические номинации – одна из форм реализации творческой активности говорящих. Служит целям образной характеризации и оценки предметной речи и как прием создания речевого комизма.

1. — У меня есть две старые пациентки. Они меня зовут наш олень

— Ну конечно, вы же длинноногий.

2. Рассказ о футболе: Наши играли ужасно. Бледные, тени, немощные. Макароны какие-то.

3. – И брат у него такой же шустрый?

— Да, такой же электровеник

Б) Перифрастические номинации.

В разговорной речи стремление к художественной выразительности обнаруживается в построении перифрастических выражений разного рода. Они показывают острое внимание или небезразличное отношение говорящих к форме речи.

— Ты спроси, хочет ли она хлебнуть этнографии (свадьбу национальную посмотреть)

— Игорь моется, пока у него жабры не вырастут (долго)

В) Разговорные сравнения

— Когда очки носят долго, к ним привыкают как к родному брату;

— Жена расправляется с ним, как повар с картошкой;

— У него чувства юмора меньше, чем вот у этого стола;

— Что ты все спишь – спишь как Обломов;

— Хватит тебе варенье есть, ты прямо как Винни –Пух.

Цитаты из художественных произведений, популярных песен, широко известные афоризмы используются как средство экспрессивности, переводя речь говорящего в шутливую тональность.

Цитация отражает стремление говорящего оживить речь, сделать её менее тривиальной.

1. — Где мы встретимся?

— Давай прям около касс. Если ты первая придешь, становись прямо в кассу и покупай бутылку квасу.

2. – У них один актер в театре пьесу написал.

— А поставил тоже сам?

— Ну да. Сама садик я садила, сама буду поливать.

Шутливое цитирование в разговорной речи нередко сопровождается изменением цитаты

— Обед нам только снится. Столовая была закрыта. (Покой нам только снится)

— Люблю Сергея я, но странною любовью (люблю Отчизну я, но странною любовью)

— Сколько волка не корми, насильно мил не будешь.

— Большому кораблю море по колено.

Особо выделяется прием псевдоцитации. Желая пошутить, говорящий приписывает какое- либо выражение лицу, не имеющему к нему никакого отношения:

— еще Гёте считал, что валенки нельзя сушить на плите;

— бытие определяет сознание, как говорил Шекспир.

Нередко в узких микроколлективах закрепляется определенный набор реплик, цитат:

— Ну, спокойной ночи, малыши;

— Его не переупрямишь. Давление 180, а он в горы собирается;

— Ну что ж, жираф большой ему видней;

Стремление к образности, к шутке, к украшению своей речи иллюстрируют каламбуры разного рода.

Разговорный каламбур отражает желание говорящего пошутить, поиграть с формой слова. Каламбурно сближенные единицы объединяет только звуковая близость, возникающая при этом игра слов лишь смешит столкновением несоединимых понятий

— Вот Юльке муж достался. И готовит, и стирает, и на рояле играет.

Одна из важных особенностей разговорных каламбуров — это их ориентированность на слуховое восприятие слова, его произношение.

Каламбур, основанный на звуковых сближениях: дары природы называют шутливо дыры природы.

Особо выделяют каламбуры, когда говорящий, желая побалагурить, шутливо восстанавливает внутреннюю форму слова. Этот прием близок народной этимологии:

1. — Как ваша Варя?

2. — Этот старославянский, у него такая грамматика тяжелая

— Ага, плюсквамперфект, плюскнамперфект, плюскнимперфект.

3. – Ты видела какую Света шаль связала

— Да я видела эту ошалевшую женщину.

Все рассмотренные приемы языковой игры в жизни не функционируют изолированно. Нередко, когда разговор переходит в шутливую тональность, говорящий или несколько собеседников балагурят и острят совместно, хором, используя различные приемы. Такие наиболее типичные для современной разговорной речи приемы языковой игры охарактеризованы Китайгородской М.В., Земской Е.А., Розановой Н.Н. Они отмечают, что это описание не претендует на полноту и исчерпывающий характер анализа. Это только первые шаги в этой области, т.к. без характеристики её не может быть полного описания разговорной речи.

Завершить разговор о речевом творчестве, о свободе и раскованности в языке хочется на высокой поэтической ноте словами Бориса Пастернака:

Давай ронять слова,

Как сад – янтарь и цедру,

Рассеянно и щедро,

  1. Дерягин В.Я., «Беседы о русском слове» М.1976 г.
  2. Китайгородская М.В., «Разговорная речь» 1980 г.
  3. Успенский Л..В.,«Культура речи» М.1976 г.
  4. Фолсом Ф.М., «Книга о языке» М.1974 г.

По теме: методические разработки, презентации и конспекты

Надо помнить, что человек, не владеющий основами химии, становиться в наше время социально опасным для общества. Для решения школьных проблем в преподавании химии я предлагаю выход для заинтересованны.

Вся наша образовательная система нацелена на успеваемость. Но как заинтересовать ребенка процессом обучения? Ведь хорошие оценки происходят напрямую от заинтересованности, а не от пустой зубрежки мате.

Классный час: «Учение с увлечением»Цель: Познакомить детей с основами учения с увлечением, подвести к мысли, что недостаточно просто учиться, необходимо учиться с увлечением.Задачи: 1. Помочь детям ос.

Эта книга С.Соловейчика рассказывает просто о сложном — как учиться, как научить ребенка, помочь ему в обучении. Книга будет полезна родителям, стремящимся создать благоприятные условия для развития с.

Книга для чтения.

Физика формирует творческие способности учеников, их мировоззрение и убеждения. Эта основная цель может быть достигнута только тогда, когда в процессе обучения будет сформирован интерес к знаниям. В э.

Приёмы языковой игры на материале слоганов американской рекламы.

Источник

Читайте также:  Лучшие бренды китая одежды