Меню

Военное время одежда детей



Стоит ли одевать детей в военную форму Великой Отечественной войны?

Два дня назад прошел священный праздник для жителей России – День победы. В последнее время среди россиян стало уже традицией самим наряжаться в военную форму Великой Отечественной войны и наряжать в нее детей. Пилотки и белые банты, гимнастерки и ползунки, крохотные погоны и сандалии: дети в советской военной форме вызывают противоречивые чувства. Одни умиляются и считают это данью памяти о подвиге советского народа. Другие не скрывают своей неприязни, называя новую традицию дурновкусием и спекуляцией на великой Победе.

В Сети снова поднялась волна дискуссий по этому поводу. Так, известный блогер Илья Варламов высказался против. Он напомнил о том, что каждое 9 мая, к сожалению, становится золотой жилой для «торговцев всяким милитаристским барахлом». Все продающиеся в канун Дня победы пилотки, гимнастёрки, солдатские ремни и галифе объединяет одно: почти все они детских размеров.

По словам Варламова, родители зачастую просто хотят похвастаться нарядным ребенком в красивой военной форме, а заодно и продемонстрировать свой патриотизм начальству с коллегами. «К почитанию памяти предков, погибших на страшной войне, весь этот маскарад отношения, разумеется, не имеет – обычная ярмарка тщеславия», — отмечает блогер.

При этом советская военная форма на детях – подчас не только инициатива родителей, но и государственная пропаганда. Варламов с возмущением вспоминает «парад дошкольных войск», который несколько дней назад состоялся в Пятигорске. Около 500 воспитанников городских детсадов промаршировали в форме пехотинцев, танкистов, лётчиков, моряков, артиллеристов и санитарок.

Сложно не согласиться с блогером по поводу «золотой жилы» для всякого рода торговцев. Зачастую в своей жажде наживы они попросту не знают меры. Например, в этом году, незадолго до 9 мая вспыхнул скандал: интернет-магазины предлагали приобрести даже мягкую игрушку в виде ветерана ВОВ. Этот сувенир оскорбил самих участников Великой Отечественной войны и тружеников тыла: они предложили провести рейды по магазинам с целью выявления подобных «мерзких» поделок.

У многих психологов дети в советской военной форме тоже не вызывают одобрения. По их мнению, этот карнавал может негативно сказаться на психике маленьких «солдат». Недавно психолог Елена Кузнецова объяснила, почему рядить малышей в пилотки и гимнастерки не стоит.

«Потому что это романтизация и украшательство самого страшного в нашей жизни – войны, — поясняет психолог. — Воспитательный посыл, который получают через подобные действия взрослых дети – что война это здорово, это праздник, потому что потом она оканчивается победой. А надо не так. Война оканчивается непрожитыми жизнями с обеих сторон. Могилами. Братскими и отдельными».

Кузнецова добавляет, что для большинства наших предков именно эта форма стала посмертным одеянием. В ней погибли миллионы. «Военная форма это одежда для смерти: делать преждевременную смерть, встречать её самому. Преждевременно. Оставляя следы горя везде, где ступают такие вот форменные сапоги, — пишет Кузнецова. — Детям нужно покупать одежды про жизнь, а не про смерть».

Кстати, часть родителей в этом году уже отказались от таких костюмов для детей. Например, юрист Фонда борьбы с коррупцией (ФБК) Любовь Соболь добилась, чтобы воспитанников детского сада, в который ходит ее дочь, не наряжали на утреннике в военную форму не наряжали детей в военную форму на утреннике.

Поговорите с воспитателями и директорами школ и садов. Наших детей должны учить любить природу и людей, помогать близким, а не как правильно военную пилотку на голову натягивать.

А жительница Екатеринбурга Анна Мирко рассказала, что ее сын-детсадовец вместе со всей группой не стал принимать участие в фотосессии к 9 мая. Хотя на 23 февраля ребенок фотографировался с игрушечным автоматом. Но советская военная форма – это другая история. «Сейчас 9 мая празднуют очень пышно и нарядно, и у детей формируется не очень правильный образ войны, ведь они пока не понимают, что каждая медаль на груди ветерана получена за пот и кровь, за боль и потери», — приводит слова Анны Мирко издание «Znak».

Но далеко не все считают, что дети в военной форме ВОВ – такое уж зло. Николай Сорокин, директор Института национальных кризисов, опубликовал в Facebook решительный пост, в котором жестко осудил «специалистов, настоятельно отрицающих возможность одевать детей в советскую военную форму».

Сорокин невесело уточняет: значит, мальчику можно наряжаться в девочку (ведь его гендерные особенности пока ещё не определились, и ребенок ищет себя)?. Ребенку можно одеваться «как бомж», ведь это самовыражение? Можно ходить как гомосексуалист, красить волосы, губы, носить рваные или узкие джинсы; на Хэллоуин можно наряжаться Люцифером, развратной ведьмой или Королем Ночи из «Игры престолов»? В конце концов, на Западе детям можно одевать НАТОвскую или рейнджерскую форму, и это приветствуется.

«Но нельзя одевать детей в форму Красной Армии. Таким образом вы пробуждаете в них самые чёрные, человеконенавистнические, злобные комплексы. Вы их травмируете и уродуете. Вы напоминаете им о том, что их прадеды поставили раком самого Гитлера», — с сарказмом пишет Сорокин.

По его словам, специалисты не советуют внушать детям, что русские войска стояли в центре Европы. Вместо этого им якобы «следует ощущать себя обсосами, аборигенами из солидных племён, варварами, недавно преодолевшими непоколебимые устои верхнего неолита. Только бы не дать почувствовать народу, что он победитель. Что он не просто цивилизованный, а лучший, прорывной, творческий, неповторимый, в том числе, и в своём умении воевать», — заключает Николай Сорокин.

Источник

Почему нельзя одевать детей в военную форму?

Близится очередная годовщина окончания Великой Отечественной Войны, а с ней и масштабные всероссийские празднования Великой Победы. Это праздник безусловно является одним из важнейших в календаре. Но так же это и один из самых грустных праздников, как говорится, «со слезами на глазах».

Многие родители, воспитатели в детских садах и учителя в школах участвуют в праздничных мероприятиях вместе с детьми. И часто многим из них приходит в голову довольно спорная идея — одевать детей в военную форму. Почему этого делать не стоит?

Дети крайне восприимчивы к происходящему вокруг них. И антураж праздника Победы для них всё-таки в первую очередь становится частью праздника и общего счастья. Детям сложно осознать понятие «праздника скорби». И одна из главных задач взрослых — передать ребёнку эту идею. Объяснить, что война заканчивается не только победой, но и смертью, болью и могилами. Братскими и отдельными.

В этот день мы все должны не только радоваться и танцевать, но и вспомнить всех тех, кто не дожил до этого чудесного дня. Тех, кто пал жертвой ужасной смертоносной войны. И для многих наших предков военная форма стала посмертным одеянием.

Наши дети — это наше будущее. Они не должны носить одежду для смерти. И стоит донести до детей, что военная форма — атрибут страшного времени, и форменные сапоги оставляют за собой везде следы горя и скорби.

Одевайте своих детей в светлые, яркие одежды, которые помогут им осознать радость жизни и ценность этой Великой Победы. С наступающим праздником!

Пишите Ваши комментарии на эту тему, будем рады узнать Ваше мнение! И подписывайтесь на наш канал «Педагогика Жизни».

Источник

stalin_style

СССР 1930-50х: в буднях великих строек.

Сегодня мы поговорим о позднесталинской эпохе — 1945-1953 гг. Это было очень непростое во всех отношениях время. С одной стороны — только что закончилась война, с другой — начался новый вал массовых репрессий. Основными моментами, на которые следует обратить внимание — это феномен так назваемой «трофейной моды», введение общеобязательной школьной формы и, наконец, поиск советскими модельерами «своего пути», отличного от западных наработок. Трофейная мода, так повлиявшая на мировоззрение взрослых, коснулась и детей, правда воспринимали они её несколько иначе – не как своеобразные символы чужой красивой жизни, а просто как нарядные вещи.

  • Плакат «Цвети, наш май!» Автор — Н.Ватолина. 1951 г.
  • Автор фото — Д.Бальтерманц. журнал «Огонёк». 1951 г.
  • Плакат художника В.Ладягина. 1946 г.

    Э. Лимонов описывает купленный ему на барахолке костюмчик, некогда принадлежавший немецкому мальчику. «Комплект из тёмно-синего габардина Элегантный пиджачок в талию и брючки выше колен. Костюмчик принадлежал ребёнку с большим вкусом, может быть сыну директора «ИГ-фарбэн» или ребёнку семейства Круппов. К костюмчику надевались чулки. Чулки пристёгивались к поясу (как девочки, приличные мальчики носили тогда пояса) резинками».

    Читайте также:  Американская женская одежда 2020
  • Владимир Высоцкий в детстве. Фото опубликованы в журнале «Имена».
  • Фотография из Музея города Москвы.

    Далее Э.Лимонов описывает свои штанишки, застёгивавшиеся под коленкой на пуговицу. Писатель подчёркивает, что сделаны они были по трофейному образцу.
    В «Журнале мод» одна — две странички всегда посвящались детской одежде. Мальчикам предлагались брючки – гольф (которые назывались просто «укороченные штанишки»), свитера машинной вязки, рубашечки с небольшими отложными воротничками, широкие брюки, которые полагалось носить с короткими пиджаками. В журналах можно отыскать модные двубортные пальтишки с накладными карманами, курточки спортивного типа из вельветона и прочие актуальные новинки послевоенной моды. Каждая из статей сопровождалась лозунговыми обещаниями создать подлинно советскую одежду, свободную от западного влияния. Печатались даже рисунки экспериментальных образцов, которые потом очень долго пробивали свой путь к потребителю.

  • Девочки разных возрастов. Фото нач. 1950-х гг.
  • Послевоенный плакат.

    С одной стороны, моделирование детской одежды тех лет базировалось на проверенных и многажды опробованных лекалах — детская мода всегда консервативна — меняется она гораздо медленнее, чем взрослая. С другой стороны — много писалось о том, что следует обратить внимание на исконно русские образцы детской одежды. На полном серьёзе предлагались косоворотки, сарафанчики, платья, шитые по подолу славянской вышивкой.

    Вместе с тем, универсальной одеждой, как для мальчиков, так и для девочек, был неизменный матросский костюмчик. Нарядный и в то же время – строгий, он идеально походил для любого мероприятия.

    Излюбленным головным убором мальчиков по-прежнему была кепка. Зимой — ушанка. Эти атрибуты «простонародного» стиля уравнивали всех – и профессорских сыновей, и ребят из рабочей среды. Кроме того, у кепки был своеобразный «блатной шик» — типичный хулиган эпохи непременно одет в широкие длинные штаны (руки – в брюки), на голове – лихо заломленная кепка. Кроме того, у нормального пацана ушанка должна была иметь оторванные» тесёмки, а «уши» торчать в разные стороны.

    Кадры из фильма «Алёша Птицын вырабатывает характер».

    Что характерно, в послевоенной детской литературе практически невозможно найти описаний костюмчиков, платьиц и туфелек. Вот один из немногих фрагментов, посвященных, собственно, обуви: «Помнишь, он (собака Дружок) затащил мой левый ботинок, так что мы его нигде найти не могли. Пришлось мне тогда три дня ходить в валенках, пока другие ботинки не купили. На дворе теплынь, а я хожу в валенках, как будто обмороженный! А потом уже, когда купили другие ботинки, мы этот ботинок, который один остался, выбросили, потому что кому он нужен — один ботинок! А когда его выбросили, отыскался тот ботинок, который потерялся».

    При всей внешней комичности ситуации вывод напрашивается вовсе не весёлый – у данного конкретного ребёнка попросту не было двух пар летних ботинок. Судя по тому, что этот фрагмент не оказался вычеркнут цензором, как «клевета на советский строй», то можно себе представить уровень жизни населения.

  • Сканы страниц из книги: «Рисование моделей одежды». 1949 г.
  • Воспитанница детского сада 1950 г.

    Маленьким девочкам предлагались два фасона платьиц – отрезное с высокой «талией» и сильно расклешённой юбкой и, наоборот – с заниженной линией «талии» и плиссированной юбкой. Девочки постарше носили платья, присборенные на талии. Рукава – «фонарик», так называемый «русский рукав», изредка встречается рукав – «японка». Летние платья часто были без рукавов. Подростки 12-14 лет носили вещи, напоминавшие костюмы взрослых – длиной до колена, с подкладными плечиками, рукавами – реглан и другими атрибутами «взрослой» моды. Актуальной была, например, юбка на бретелях в сочетании со светлой блузочкой.

    Излюбленные узор для девчачьих платьиц – горошек, цветы, клетка, гораздо реже – полоска. В «Журнале мод» часто встречается вышивка «по мотивам русских народных узоров».
    Одним из символов эпохи является летняя детская панамка – в каждой семье есть групповая фотография с воспитанниками детского сада, выехавшими на так называемые «летние дачи». Дети на этих фото позируют в трусах и панамках.

    Сканы страниц из книги: «Умелые руки». Сборник. / Сост. Куличенко В., Ширина К., Шепелев М. и др.

    «- Конечно, «Москвич», — говорит Мишка. — Посмотри, какой у него капор.
    — Какой, — говорю, — капор? Это у девчонок бывает капор, а у машины — капот!» — рассуждают юные знатоки из рассказа Н.Носова. Зимой юные модницы носили не приталенные меховые шубки, но даже самые благополучные носили валенки – детская зимняя обувь была редкостью.

    Как правило, дети ходили в нарядах, сшитых матерями или старшими сёстрами. В условиях товарного дефицита умение шить считалось одним из важнейших качеств женщины – хозяйки. К этому готовили с самого детства. «Каждая девочка, безусловно, должна научиться шить и делать чертежи выкроек. Неплохо, если научатся шить и мальчики» 1. , — утверждали авторы сборника «Умелые руки» и были абсолютно правы. Сборник предлагал девочкам (а заодно и мальчикам) научиться шить трусики на резинке, шаровары, ночную рубашку, школьный фартук, блузку – «украинку» и пионерскую форму.

    1.«Умелые руки». Сборник. / Сост. Куличенко В., Ширина К., Шепелев М. и др. М.. «Молодая гвардия». 1952. С.346.

    Сканы страниц из книги: «Рисование моделей одежды». 1949 г.

    В 1949 году в советских школах была введена обязательная форма, которая до этого считалась пережитком прошлого и символом угнетения свободолюбивого гимназиста. В своё время форма была упразднена в 1918 году Декретом «О единой школе». Тогда гимназический мундир и коричневое платье назывались не иначе как «тяжёлое наследие царского режима». Теперь, по мере осознания себя империей, всё возвращалось. Советскому самодержавию требовались люди, затянутые в мундиры. Большинство авторов книг по истории костюма любят сравнивать этот период советской истории с Николаевской Россией, когда все люди были условно разделены на «фрачных» тунеядцев и чиновников в полувоенной форме.

    Мальчиков одели в некое подобие военной формы, а девочек – в коричневые шерстяные платья с передником. Мальчикам полагались также фуражки и ремни с блестящими пряжками.
    Вот, например, строки из стихотворения С.Михалкова «Дядя Степа – милиционер»:

    «Шли из школы две подружки —
    В белых фартуках болтушки.
    В сумках — книжки и тетрадки,
    А в тетрадках всё в порядке.

    Вдруг навстречу озорник,
    В ранце — с двойками дневник,
    Нет эмблемы на фуражке,
    И ремень уже без пряжки.

    Не успели ученицы
    От него посторониться —
    Он столкнул их прямо в грязь,
    Над косичками смеясь»
    .

  • Кадр из фильма «Первоклассница».
  • Фотография из Музея города Москвы.

    Здесь можно найти не только упоминание о форме, но и о девичьей школьной причёске – о косичках. Совсем маленькие девочки носили короткую стрижку, но к семилетнему возрасту большинство из них начинали носить косы. В редких случаях школьницы младшей школы ходили с причёсками, типа «каре», но и в этом случае был положен бант на макушке. В фильме «Первоклассница» (1948 г.) показан такой образцово-показательный девичий коллектив с косичками и бантами. Школьная администрация внимательно следила за тем, чтобы девочки ходили на уроки строго с косами. Распустить волосы или завить их на взрослый манер было немыслимо! Чтобы как-то разнообразить эту «моду», косички заплетали самыми разными способами, например, «колоском», а из кос создавали несложные причёски — «корзиночки» или «баранки».

    Посмотрите этот отрывок из фильма «Первоклассница» — здесь показана одежда девочек позднесталинской эпохи. Правда, нарядить девочек в такие платьица могли себе позволить единицы обеспеченных граждан:

    Источник

    Жизнь детей во время Великой Отечественной войны

    Жизнь детей во время Великой Отечественной войны

    По сей день помнят солдат, защищавших нашу Родину от врагов. Заставшими эти жестокие времена были дети, родившиеся в 1927 году по 1941 год и в последующие годы войны. Это — дети войны. Они пережили всё: голод, смерти близких, непосильный труд, разруху, дети не знали что такое душистое мыло, сахар, удобная новая одежда, обувь. Все они уже давно старики и учат молодое поколение дорожить всем, что у них есть. Но зачастую им не уделяют должного внимания, а для них это так важно передать свой опыт другим.

    Обучение во время войны

    Несмотря на войну, многие дети учились, ходили в школу, в чем придется. «Школы работали, но мало кто учился, все работали, обучение было до 4 класса. Были учебники, а тетрадей не было, дети писали на газетах, старых квитанциях на любом клочке бумаги, какой нашли. Чернилами служила сажа из печи. Её разводили водой и наливали в баночку — это были чернила. Одевались в школу в то, что было, определенной формы не было ни у мальчиков, ни у девочек. Учебный день был короткий, так как нужно было идти на работу. Брата Петю забрала папина сестра в Жигалово, он один из семьи закончил 8 классов» (Фартунатова Капитолина Андреевна).

    Читайте также:  Раскраски для девочек девушки модели для создания одежды

    « У нас была неполная средняя школа (7 классов), я уже выпустилась в 1941 году. Помню то, что учебников было мало. Если человек пять жили рядом, то им давался один учебник, и они все вместе собирались у кого-то одного и читали, готовили домашнее задание. Давали одну тетрадь на человека делать домашнюю работу. У нас был строгий учитель по русскому и литературе, он вызывал к доске и просил рассказать наизусть стихотворение. Если ты не расскажешь, то на следующий урок тебя обязательно спросят. Поэтому я до сих пор знаю стихи А.С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова и многих других» (Вороткова Тамара Александровна).

    « В школу пошла я очень поздно, не чего было одевать. Беднота и нехватка учебников и была и после войны» (Кадникова Александра Егоровна)

    «В 1941 году я закончила 7 класс в Коноваловской школе с наградой – отрезом ситца. Мне дали путёвку в Артек. Мама попросила меня показать на карте, где тот Артек и отказалась от путёвки, сказав: «Далеко сильно. А вдруг война?» И не ошиблась. В 1944 году я поехала учиться в Малышевскую среднюю школу. До Балаганска добирались на ходках, а затем на пароме в Малышевку. В деревне не было родственников, но был знакомый отца – Собиграй Станислав, которого я видела однажды. По памяти нашла дом и попросилась на квартиру на время обучения. Я убирала дом, стирала, тем самым отрабатывала за приют. Из продуктов до нового года был мешок картошки и бутылка растительного масла. Это надо было растянуть до каникул. Училась старательно, хорошо, так хотела стать учительницей. В школе большое внимание уделяли идейно-патриотическому воспитанию детей. На первом уроке первые 5 минут учитель рассказывал о событиях на фронте. Каждый день проводилась линейка, где подводились итоги успеваемости в 6-7 классах. Рапортовали старосты. Красное переходящее знамя получал тот класс, было больше хорошистов и отличников. Учителя и ученики жили одной семьёй, уважая друг друга».(Фонарева Екатерина Адамовна)

    Питание, повседневная жизнь

    Большинство людей во время войны столкнулось с острой проблемой нехватки продуктов питания. Питались плохо, в основном с огорода, из тайги. Ловили рыб из ближайших водоемов.

    «В основном нас кормила тайга. Мы собирали ягоды и грибы, заготавливали на зиму. Самым вкусным и радостным было когда мама пекла пироги с капустой, черемухой, картошкой. Мама садила огород, на котором работала вся семья. Ни одного сорняка не было. А воду на полив носили с речки, поднимались высоко в гору. Держали скот, если были коровы, то 10 кг масла за год отдавали на фронт. Копали замершую картошку и собирали оставшиеся на поле колоски. Когда папу забрали, то Ваня заменил нам его. Он, как и отец был охотником и рыбаком. В нашей деревне текла река Илга, в ней водилась хорошая рыба: хариус, беляк, налим. Поднимет нас Ваня рано утром, и пойдем мы ягоды разные собирать: смородину, боярку, шиповник, бруснику, черёмуху, голубицу. Соберем, высушим и сдаем за деньги и на заготовку в фонд обороны. Собирали, пока роса не сойдёт. Как сойдёт, бегом домой – надо на колхозный сенокос, грести сено. Еды выдавали очень мало по маленькому кусочку только бы всем хватило. Брат Ваня шил на всю семью обувь ”Чирки”. Папа был охотником добывал много пушнины и сдавал ее. Поэтому когда он уехал осталось большое количество запасов. Выращивали дикую коноплю и из неё шили штаны. Старшая сестра была рукодельницей она вязала носки, чулки и варежки» (Фартунатова Капиталина Андреевна).

    « Нас кормил Байкал. Мы жили в деревне Баргузин, у нас был консервный завод. Были бригады рыбаков, они ловили как из Байкала, так и из реки Баргузин, разную рыбу. Из Байкала ловили осетра, сига, омуля. В реке водилась рыба такая как окунь, сорога, карась, налим. Сделанные консервы отправляли в Тюмень, а затем на фронт. Старики немощные, те, которые не пошли на фронт, имели своего бригадира. Бригадир был всю жизнь рыбак, имел свою лодку и невод. Они созывали всех жителей и спрашивали: «Кому нужна рыба?» Рыба нужна была всем, так как в год выдавали всего 400 г, а на работника 800г. Все, кому нужна была рыба, тянули невод на берегу, старики заплывали в реку на лодке, ставили невод, затем второй конец выводили на берег. С обеих сторон равномерно выбирали верёвку, подтягивали невод к берегу. Важно было не выпустить косяк из «мотни». Потом бригадир делил рыбу на всех. Так сами и кормились. На заводе после того, как сделают консервы, продавали головы от рыб, 1килограмм стоил 5 копеек. Картошки у нас не было, да и огородов тоже. Потому что вокруг был только лес. Родители ездили в соседнюю деревню и меняли рыбу на картошку. Сильного голода мы не чувствовали» (Вороткова Томара Александровна).

    « Кушать было нечего, ходили по полю собирали колоски и замершую картошку. Держали скот и садили огороды» (Кадникова Александра Егоровна).

    « Всю весну, лето и осень ходила босиком – от снега до снега. Особенно плохо было, когда работали на поле. По стерне ноги кололи в кровь. Одежда была как у всех – холщёвая юбка, кофта с чужого плеча. Еда – капустный лист, свекольный лист, крапива, болтушка из овсяной муки и даже кости сдохших от голода лошадей. Кости парили, а потом хлебали подсоленную воду. Картошку, морковь сушили и в посылках отправляли на фронт» (Фонарева Екатерина Адамовна)

    В архиве я изучала Книгу приказов по Балаганскому Райздраву. (Фонд № 23 опись № 1 лист №6 — Приложение 2) Обнаружила, что эпидемий инфекционных болезней за годы войны среди детей не было допущено хотя по приказу Райздрава от 27 сентября 1941 года медицинские сельские акушерские пункты были закрыты. (Фонд № 23 опись № 1 лист №29-Приложение 3) Лишь в 1943 году в селе Молька упоминается эпидемия (болезнь не указана)., вопросы здоров К месту вспышки были направлены на 7 дней санитарный врач Волкова , участковый врач Бобылёва, фельдшер Яковлева. Делаю вывод, что недопущение распространения инфекции было очень важным делом.

    В отчётном докладе на 2-й районной партийной конференции о работе районного комитета партии 31 марта 1945 года подводятся итоги работы Балаганского района за годы войны. Из доклада видно, что 1941,1942,1943 годы были для района очень тяжёлыми. Урожайность катастрофически снижалась. Урожайность картофеля в 1941 – 50, в 1942 – 32, в 1943 – 18 ц. (Приложение 4)

    Валовой сбор зерна – 161627, 112717, 29077 ц; получено на трудодни зерна: 1,3 ; 0,82; 0,276 кг. По этим цифрам можно сделать вывод, что люди действительно жили впроголодь.(Приложение 5)

    Трудная работа

    Работали все и стар и млад, работа была разной, но по-своему трудной. Трудились изо дня в день с утра до поздней ночи.

    «Работали все. И взрослые, и дети с 5 лет. Мальчики возили сено, управляли лошадьми. Пока сено не уберут с поля никто не уходил. Женщины брали скот молодняк и растили его, дети же им помогали. Они водили скот на водопой, задавали корм. Осенью во время учебы, дети все также продолжают работать, находясь утром в школе, а по первому призыву уходили работать. В основном, дети работали на полях: копали картошку, собирали колоски ржи и т.д. Большинство людей работали в колхозе. Работали на телятнике, растили скотину, работали на колхозных огородах. Старались быстрее убрать хлеб, не жалея себя. Как хлеб уберут, снег выпадет, отправляют на лесозаготовки. Пилы были обычные с двумя ручками. Ими валили в лесу огромные лесины, обрубали сучья, распиливали на чурки и кололи дрова. Приходил обходчик и замерял кубатуру. Надо было заготовить не меньше пяти кубов. Помню, как с братьями и сёстрами везли из лесу дрова домой. Везли на быке. Он был большой, с норовом. С горки стали съезжать, а он понёс, задурил. Воз раскатился, и дрова вывались в обочину. Бык упряжь порвал и убежал на конюшню. Скотники поняли, что это наша семья и отправили в помощь деда на коне. Так и довезли до дому дрова уже затемно. А зимой волки подходили близко к деревне, выли. Часто задирали скот, но людей не трогали.

    Читайте также:  Как собрать железную вешалку для одежды

    Расчет велся в конце года по трудодням, некоторых хвалили, а некоторые оставались в долгах, так как семьи были большие, работников мало и надо было кормить семью в течение года. В долг брали муку, крупы. После войны я пошла работать в колхоз дояркой, мне дали 15 коров, а вообще дают 20, я попросила, чтобы дали как всем. Коров добавили, и я перевыполнила план, надоила много молока. Мне за это дали 3 м сатина голубого цвета. Это была моя премия. Из сатина пошили платье, которое было мне очень дорого. В колхозе были как трудяги, так и лентяи. Наш колхоз всегда перевыполнял план. Мы собирали посылки на фронт. Вязали носки, варежки.

    Не хватало спичек, соли. Вместо спичек в начале деревни старики поджигали большую колоду, она потихоньку горела, дымина. От неё брали уголёк, приносили домой и раздували огонь в печи». (Фартунатова Капитолина Андреевна).

    «Дети работали в основном на заготовке дров. Работали ученики 6-7 классов. Все взрослые ловили рыбу и работали на заводе. Работали без выходных.» ( Вороткова Тамара Александровна).

    «Началась война, братья ушли на фронт, Степан погиб. Три года я работала в колхозе. Сначала нянечкой в яслях, потом на постоялом дворе, где чистила с младшим братом двор., возила и пилила дрова. Работала учётчиком в тракторной бригаде, затем в полеводческой и вообще, шла туда, куда посылали. Заготавливала сено, убирали урожай, опалывала поля от сорняков, сажала овощи в колхозном огороде». (Фонарева Екатерина Адамовна)

    В повести Валентина Распутина «Живи и помни» описывается подобная работа во время войны. Одинаковые условия (Усть-Уда и Балаганск расположены рядом, рассказы об общем военном прошлом как будто списаны с одного источника:

    « — И нам досталось, подхватила Лиза. — Верно, бабы, досталось? Тошно вспоминать. В колхозе работа- это ладно, это свое. А только хлебушек уберем- уж снег, лесозаготовки. По гроб жизни буду помнить я эти лесозаготовки. Дорог нету, кони надорванные, не тянут. А отказываться нельзя: трудовой фронт, подмога нашим мужикам. От маленьких ребят в первые годы уезжали…А кто без ребят или у кого постарше- с тех не слазили, пошел и пошел. Настена она не одной зимушки, однако, непропустила. Я и то два раза ездила, на тятю тут ребятишек бросала. Навалишь эти лесины, кубометры эти, и стяг с собой в сани. Без стяга ни шагу. То в сугроб занесёт, то еще что — выворачивай, бабоньки, тужься. Где вывернешь, а где нет. Настена он не даст сорвать: в позапрошлую зиму раскатилась моля кобыленка под горку и на завороте не справилась- сани в нег, набок, кобыленку чуть не сшибло. Я билась, билась- не могу. Из сил выбилась. Села на дорогу и плачу. Настена сзади подъехала — я ручьем заливаюсь реву. — На глаза у Лизы навернулись слезы. — Она пособила мне. Пособила, поехали вместе, а я никак не успокоюсь, реву и реву. — Еще больше поддаваясь воспоминаниям, Лиза всхлипнула. — Реву и реву, ниче не могу с собой поделать. Не могу. [1]

    Я работала в архиве и просматривала Книгу учёта трудодней колхозников колхоза «Памяти Ленина» за 1943 год. В ней записывали колхозников и работу, которую они выполняли. В книге записи ведутся посемейно. Подростки записаны только по фамилии и имени — Медвецкая Нюта, Лозовая Шура, Филистович Наташа, Страшинский Володя, в общем я насчитала 24 подростка. Перечислялись следующие виды работ: лесозагоговки, заготовки зерна, заготовка сена, дорожные работы, уход за лошадьми и другие. В основном у детей указаны следующие месяцы работы: август, сентябрь, октябрь и ноябрь. Я связываю это время работы с заготовкой сена, уборкой урожая и обмолотом зерновых. В это время надо было провести уборочную до снега, поэтому привлекали всех. Количество полных трудодне у Шуры – 347, у Наташи – 185, у Нюты – 190, у Володи – 247. К сожалению, больше сведений об детях в архиве нет. [Фонд №19, опись №1-л, листы №1-3, 7,8, 10,22,23,35,50, 64,65]

    В постановлении ЦК ВКП (б) от 05.09.1941 года «О начале сбора тёплых вещей и белья для Красной Армии» указывался перечень вещей для сбора. Школы Балаганского района также собирали вещи. По перечню заведующей школой (Фамилия и школа не установлены) в посылку вошли: папиросы, мыло, платки носовые, одеколон, перчатки, шапка, наволочки, полотенца, помазки для бритья, мыльница, кальсоны.

    Проведение праздников

    Несмотря на голод и холод, а так же на такую тяжелую жизнь люди в разных селах пытались отмечать праздники.

    « Праздники были, например: когда весь хлеб убран, и молотьба закончена, то проводился праздник “Отмолотки”. На праздниках пели песни, танцевали, играли в разные игры например: городки, прыгали на доске, готовили кочулю (качели) и мячи катали, делали мяч из засохшего навоза.Брали круглый камень и слоями насушивали навоз до нужных размеров. Тем и играли. Старшая сестра шила и вязала красивые наряды и наряжала нас на праздник. На празднике веселились все и дети и старики. Пьяных не было, все были трезвыми. Чаще всего в праздники приглашали домой. Ходили из дома в дом, так как много угощения ни у кого не было.» (Фартунатова Капиталина Андреевна).

    « Праздновали Новый год, День конституции и 1 мая. Так как окружал нас лес, выбирали самую красивую елку, и ставили её в клубе. Жители нашей деревни несли игрушки на елку, какие только могут, большинство было самодельных, но были и богатые семьи они уже могли принести красивые игрушки. На эту елку ходили все по очереди. Сначала первоклассники и ученики 4-х классов, потом с 4-5 классы и затем два выпускных класса. После всех школьников вечером туда приходили рабочие с завода, из магазинов, с почты и с других организаций. На праздниках танцевали: вальс, краковяк. Подарки дарили друг другу. После праздничного концерта, женщины устраивали посиделки с алкоголем и разными разговорами. 1 мая проходят демонстрации, на нее собираются все организации» (Вороткова Тамара Александровна).

    Начало и конец войны

    Детство-это самый лучшей период в жизни, от которого остаются самые лучшие и яркие воспоминания. А какие воспоминания у детей, которые пережили эти четыре страшных, жестоких и суровых года?

    Раннее утро 21июня 1941 года. Люди нашей страны тихо и мирно спят в своих постелях, и некто не знает, что их ожидает впереди. Какие муки им придется одолеть и с чем придется смириться?

    « Мы всем колхозом убирали камни с пашни. Работник Сельсовета ехал в роли посыльного верхом на коне и кричал “Началась Война”. Сразу же начали собирать всех мужчин и юношей. Тех, кто работал прямо с полей собирали и увозили на фронт. Забрали всех лошадей. Папа был бригадиром и у него был конь Комсомолец и его тоже забрали. В 1942 году пришла похоронка на папу.

    9 мая 1945 года мы работали в поле и опять ехал работник Сельсовета с флагом в руках и объявил, что война кончилась. Кто плакал, кто радовался!» (Фартунатова Капитолина Андреевна).

    « Я работала почтальоном и тут меня вызывают и объявляют, что началась война. Все плакали в обнимку друг с другом. Мы жили в устье реки Баргузин от нас дальше по течению было еще очень много деревень. Из Иркутска к нам ходило судно Ангара на него помещалось 200 человек и когда началась война, он собирал всех будущих военных. Он был глубоководный и поэтому останавливался в 10-ти метрах от берега, мужики плыли туда на рыбацких лодках. Много было слез пролито. В 1941 году на фронт в армию забирали всех, главное, что бы ноги и руки были целы, и голова на плечах была».

    «9 мая 1945 г. Вызвали и сказали сидеть и ждать пока все свяжутся. Вызывают “Всем, Всем, Всем” когда все связались, я всех поздравила “Ребята война кончилась”. Все радовались, обнимались, некоторые плакали!» (Вороткова Тамара Александровна)

    Авторский коллектив: А.Н. Сахаров (ответственный редактор), Ю.Л. Дьяков, В.Ф. Солдатенко (Украина), Л.П. Колодникова, Т.С. Бушуева, В.Ф.Зима

    Источник