Меню

Одежда женщин при апостолах



Об одежде и целомудрии

Одно из основных правил духовной жизни – помнить, что и доброе и злое начинается с малого. В Книге Иова встречается загадочное слово «мраволев»[1], как название какого-то диковинного существа. Это греховная страсть, которая при своем появлении мала как муравей, еле различимый глазами. Но если упустить время и не исторгнуть ее из сердца, то она становится львом, который хватает свою жертву и впивается в нее зубами. Тогда трудно бороться с грехом, овладевшим душой, как человеку – с хищным зверем. Святоотеческий опыт учит не уступать греху в малом и не считать что-либо незначительным в духовной жизни. Грех незамеченный и неисторгнутый из души подобен непогашенной вовремя искре, которая может превратиться в испепеляющее пламя пожара. Часто от незатушенного костра выгорали леса, а от уголька, выпавшего из печи – целое селение. Надо помнить, что грех – это взрывчатое вещество, которое таится в душе человека, а внешние впечатления – запал, приставленный к нему.

Святой Игнатий Брянчанинов – великий учитель аскетики – подчеркивает, что содержание и форма связаны друг с другом. Содержание находит целесообразную форму, а форма сохраняет содержание. Если в кувшине образуется трещинка, то вода постепенно вытечет из него. Святитель Игнатий советовал монахам не пренебрегать внешним, хотя подчеркивал, что центром монашеской жизни является стяжание внутренней молитвы. Брянчанинов свою книгу «Приношение современному монашеству» начинает с описания внешнего поведения, как бы переходя от более легкого к трудному. Он советует сначала научиться держать себя благопристойно, управлять своим телом, затем сдерживать душевные эмоции, а потом переходить к сердечной молитве, как бы продвигаясь от периферии к центру.

Наше сердце – акрополь, в котором обитают благодать крещения и грех. Чтобы взять эту крепость, надо как на войне начать правильную осаду: сначала страхом Божьим удерживать себя от грубых телесных грехов, затем от мысленных. Кто думает силой воли без достаточной подготовки соединить ум, засоренный разнообразными впечатлениями и фантазиями, со страстным сердцем, – тот будет осмеян демоном. В Патерике содержится рассказ о том, как старый монах, придя из пустыни в город, увидел молодого инока, выходящего из общественной бани. Старец отвел его в сторону и стал увещевать, что такая вольность может окончиться тяжелым греховным падением. Молодой монах дерзко ответил: «Для тех, кто стяжал чистоту сердца, все чисто». Старец вздохнул и сказал про себя: «Я многие годы, находясь в пустыне, не смог стяжать чистоту сердца. А этот юнец, шатающийся по баням и рынкам, думает, что достиг бесстрастия». Через некоторое время опасение старца сбылось: юный монах был пойман на любодеянии с женой градоначальника и подвергнут суровому наказанию, а из-за него на пустынников легло пятно позора.

Некоторые христиане, предаваясь нецеломудренным развлечениям, утверждают, что они при этом не испытывают никакой страсти. Такие уверения – или ложь или самообман. Преподобный Иоанн Лествичник пишет, что иногда диавол на время отходит от человека, чтобы тот потерял осторожность, считая, что уже победил грех; так лиса притворяется мертвой, чтобы птица села на ее голову, думая, что это труп, который можно поклевать, а затем, внезапно вскочив, хватает свою добычу.

Мы говорили о том, что содержание и форма тесно связаны друг с другом: изменение содержания должно изменить форму, а ломка формы изменяет содержание. В этом отношении одежда является необходимым атрибутом человеческой нравственности. В Библии написано, что после грехопадения нагота праотцев вызвала у них чувство страстности, и поэтому Бог дал им первое одеяние, сшитое из шкур животных. Несколько отвлекаясь в сторону, мы должны сказать, что Адам и Ева до грехопадения не были нагими в нашем понимании этого слова. Их окружала благодать Божия как ослепительный свет; они носили одеяние, словно сшитое из этого искрящегося и переливающегося света. Из всех существ, обитавших в Эдеме, из всех цветов, процветающих в нем, самым прекрасным был человек в благодати Божией. При воскресении мертвых люди также не восстанут нагими: праведники будут сиять словно солнце, окруженные нимбом лучей, а грешники воскреснут в темных одеяниях, подобных их грехам, воскреснут в вечном трауре.

Революция в области морали вызвала революцию в одежде. Появились новые моды. Если для христиан одно из назначений одежды – предохранить себя и других от соблазнов, то новые моды преимущественно имеют противоположную цель: обратить внимание на тело человека и вызвать чувство похоти. Те, кто ходят полунагими и уверяют при этом, что не чувствуют страсти, лгут сами себе. Они подобны пьяному, который уверяет, что он трезв – это земля качается под его ногами. Когда притупляется стыд, то отходит благодать, страсть становится постоянным состоянием человека, и он уже не видит ее, как рыба не видит воды, в которой плавает.

На иконах ангелы изображены в длинных белых одеяниях, а демон нагим, черным как уголь, что означает совершенную потерю благодати. Особенно недопустимо стоять полуголым в храме перед лицом Бога. В Библии сказано, что священник должен носить длинные одежды, скрывающее его тело так, чтобы, поднимаясь по ступеням жертвенника для священнодействия, он нечаянно не приоткрыл бы своей наготы и этим не оскорбил Бога. Апостол Павел повелевает женщинам носить на голове покрывало: для незамужней это знак девства, а для замужней – верности и покорности супругу. По законам того времени рабыни и блудницы должны были ходить с обнаженной головой. Апостол пишет, чтобы женщина носила покров ради ангела. Ангел-хранитель приближается к целомудренным и соединяет с их молитвой свою молитву; а к человеку, соблазняющему других, ангел не может приблизиться, как голубь – к дыму костра.

Святой Иоанн Златоуст порицает женщин, которые, направляясь в храм, одеваются в дорогие одеяния, завивают волосы, мажут красками лицо. Такая женщина думает не о покаянии в грехах, а о том, чтобы даже в храме вызвать восхищение мужчин и зависть женщин. Вместе с этим Иоанн Златоуст укоряет и тех, кто нарочито одевается в рваные нищенские одежды из тщеславия, чтобы его считали подвижником и аскетом. Святитель отзывается с похвалой о своей духовной дочери Олимпиаде за то, что она одевалась просто и скромно, чтобы не выделяться из народа.

Особенно возмутительно, когда женщина с накрашенными губами целует иконы, оставляя на них красные пятна, или подходит к Святому Причастию и краска с ее губ, попадая на лжицу, смешивается с Кровью Христовой. Одежда должна отвечать полу, возрасту и месту, а главное – христианскому самосознанию.

Последнее время у женщин стало обычаем надевать мужскую одежду, которая плотно облегает тело. Они считают это красивым, удобным, и модным. Но здесь присутствует нечто другое: показать контуры своего тела, как бы графическое изображение собственной фигуры. Перемена одежды с женской на мужскую, а у мужчин завивка волос и крашение губ являются потерей чувства своего пола, психическим сдвигом, а нередко выражением извращенного чувства. Один пожилой человек рассказывал мне, как в его детстве устроили маскарад. Родители готовили для своих детей необычайные одежды. Одного одели в индейца, другому сделали маску медведя, а его нарядили в длинное женское платье, покрасили губы, почернили ресницы и так приготовили к маскараду. И он вспоминал, что неожиданно почувствовал себя женщиной и в его душе проснулись какие-то необычайные похотливые чувства. Никогда, ни до, ни после этого, ничего подобного с ним не случалось. Это было живое ощущение перемены пола у ребенка.

В настоящее время, параллельно с переменой одежды, все более распространяются извращенные сексуальные отношения, которые подобно цунами затопили землю. Теперь убеждают людей, что извращения естественны, так как зависят от гормональной системы. Но Мертвое море, ставшее могилой содомлян, с их гормональной системой, является вечным, неразрушимым памятником того, как мерзок пред Богом этот грех. Содом был испепелен огнем, сошедшим с неба; его руины поглотило море, а долина вокруг него превратилась в солончак, где в течение трех тысяч лет не росли деревья, не строились города и селения, бедуины не пасли стада овец, и даже рыба не могла жить в водах Мертвого моря.

В Библии имеется грозное прещение, подобное проклятию, на мужчин, надевающих женскую одежду, и женщин, носящих мужскую.

Целомудрие это всеобъемлющая заповедь. Оно должно быть внутренним состоянием человека и проявляться во внешнем. Христианин должен быть целомудренным и при людях и наедине. Без целомудрия невозможно стяжание благодати, а без благодати – радость на земле и вечное спасение на небе.

[1] Мраволев погибе, зане не имеяше брашна (Иов 4:11) По переводу LXX.

Источник

Об одежде женщин

Из книги священника Павла Гумерова «Малая Церковь», изданной Сретенским монастырем в 2008 г.

Скажу несколько слов о скромной и нескромной одежде.

Тело является видимой частью души (кстати, узнав об этом, известный рок-музыкант К. Кинчев перестал уродовать тело новыми татуировками). Украшая свое тело, одевая его, женщина приоткрывает некоторую часть того, что таится в ее душе. Например, с помощью косметики пытается дорисовать свой лик до ей одной известного идеала.

Поэтому, смотря на девушку, которая одевается слишком облегченно и открыто, невольно задаешься вопросом: «А не является ли ее поведение таким же облегченным, как и ее одежда?» Разумеется, далеко не все женщины, одевающиеся вольно, хотят быть легкой мишенью для мужчин. Когда-то я не мог понять, почему многие девушки одеваются так, будто думают только о сексе? Ведь для любого мужика это послание: «Я не против!» Известно, что большинство изнасилований происходит из-за нескромного поведения женщин. А потом я понял, что девушки вовсе не хотят отдаться первому встречному, скорее они просто не понимают, как это действует на мужчин. Но если парень обратил на нее внимание — это маленькая победа, тщеславие удовлетворено, ее оценили. Сродни тому как атлетически сложенный мужчина поигрывает мускулами на пляже и ловит восхищенные взоры красавиц. Но беда в том, что бедные девицы не понимают, какие грязные, опасные мысли возникают в головах некоторых мужчин при виде их и как скоро они могут перейти в действие. Ведь мужчина, как известно из медицины, гораздо более возбудим, чем женщина.

Читайте также:  Рабочий рабочая одежда пивовара

Многим девушкам с помощью нескромной одежды, кокетства нравится самоутверждаться, одерживать победы и потом бросать свои жертвы. Такое поведение весьма опасно во всех отношениях. Я читал рассказ об одной девице, которая очень любила смеяться над мужчинами. И вот однажды верующие тетушки почти насильно привели ее в Троице-Сергиеву лавру.

И здесь, в храме, она увидела юношу неземной красоты, который не только не обращал на нее внимания, несмотря на все уловки, но даже не смотрел в ее сторону. Девушку это буквально довело до беснования. А потом она узнала, что юноша слеп. И тут великий стыд нахлынул на нее, она осознала всю глупость и нелепость своего поведения.

Молодым людям, выбирающим спутницу на всю жизнь и мать своих будущих детей, следует обратить особое внимание на внешний вид и поведение своей избранницы. А девушкам, собирающимся замуж, следует помнить, что мужчина с серьезными намерениями вряд ли свяжет свою жизнь с вертихвосткой и записной кокеткой. Напомню замечательные слова апостола Павла: Да будет украшением вашим не внешнее плетение волос, не золотые уборы, но сокровенный сердца человек в нетленной красоте кроткого и молчаливого духа… (1 Пет 3, 3–4).

Многие женщины мечтают выйти замуж. И это вполне понятно: стремление к замужеству и материнству заложено в женское естество от природы. Но очень опасно стремиться к этому любой ценой. Можно на всю жизнь сделаться несчастной.

Некоторые девушки, особенно ближе к тридцати, считают, что жизнь будет прожита зря, если срочно не выйти замуж. И не важно даже за кого: за пьющего, неверующего, даже наркомана, главное — выйти. Протоиерей Аркадий Шатов сказал мудрые слова: «Гораздо лучше вообще никогда не выйти замуж, чем выйти плохо».

Мы всё говорим о правилах для женщин и совсем оставили в стороне мужчин. Юношам я желаю одного: быть мужчинами. Главная болезнь современной молодежи — это жуткий инфантилизм, боязнь ответственности. И как следствие этого — упадок института брака.

Наша беседа подходит к концу, и я хотел бы еще совсем немного сказать об одной очень серьезной проблеме. Большинство молодых людей полагают, что совместную половую жизнь нужно начинать до брака. А вдруг мы окажемся сексуально несовместимыми, рассуждают они, и придется развестись?

Скажу одно: количество «пробных браков» увеличивается, число же разводов не уменьшается, а растет.

Не говоря уже о том, что такой подход может привести к серьезной ошибке. Например, молодые люди решили «попробовать», у них не получилось, и они разбежались. А «не получиться» могло по огромному количеству причин, из которых несовместимость стоит на последнем месте.

Гармоничные интимные отношения — весьма сложная, тонкая вещь, и родиться они могут только в долговременном союзе любящих людей, которые очень хорошо знают особенности и желания друг друга. Вот почему молодые должны сохранять себя до брака.

Сейчас такое время, когда люди из-за оторванности от веры и традиций наделали много ошибок, не смогли сохранить себя в чистоте и целомудрии. Но Божественная благодать немощная врачует и оскудевающая восполняет. Господь поможет каждому человеку, который искренно к Нему обращается. Лишь бы человек очистился через покаяние, исповедь и сам захотел измениться.

Если вы решили связать свою жизнь с человеком, ни в коем случае нельзя попрекать его прошлым.

Тема у нас — период добрачный, и назвать его можно генеральной репетицией, подготовкой к самому браку и проверкой чувств. Жених и невеста должны еще до венчания начать учиться любить, прощать, радовать друг друга, молиться друг за друга. Когда я только рукоположился в священный сан, мой сослуживец, опытный священник, сказал мне: «Не привыкай к плохому, старайся с самого начала все делать хорошо и правильно, потом будет легче».

То же можно сказать и про семейную жизнь. Еще до брака нужно учиться правильно строить свои отношения.

Ничего не бойтесь. Человек, вступая в супружеский союз, исполняет заповедь Божию: Не хорошо быть человеку одному (Быт 2, 18), и если он испросит у Бога помощи и намерения его искренни, то Господь обязательно поможет ему.

Источник

Как должны одеваться христианки согласно Библии?

Как должны одеваться христианки — что об этом сказано в Библии? Можно ли женщине-христианке носить брюки, колготы, и если да, то можно ли, чтобы другие это видели? Должны ли христианки думать об этом?

Как должны одеваться христианки?

Насколько это известно мне, Библия ничего не говорит о колготках и брюках. Как факт, в Библейские времена брюки еще не были изобретены, так что не разумно искать у библейских авторов мнения насчет того, что носить женщинам. Мне известно, что некоторые христианские группы составили правила относительно того, как одеваться христианкам. О запрете на колготки я не слышал, но могу себе представить, что есть где-то группы, которые объявили колготки грехом для христианок.

Лучшее, что приходит на ум из библейского учения, стих, который можно применить по поводу ношения или против ношения брюк женщинами, это отрывок из Второзакония:

Пусть женщина не одевается в мужское платье, и пусть мужчина не одевается в женское платье, ибо это отвратительно Господу, Богу твоему. (Второзаконие 22:5)

Позволю себе пару слов в тему. Прежде всего: это был закон, данный иудеям на горе Синай. В основном, законом Моисея христиане не пользуются. В послании Колоссянам сказано однозначно, что последователи Христа не под законом Моисея, но под новым законом:

Вы были мертвы духовно из-за грехов своих и из-за того, что были обрезаны, но Он даровал вам жизнь вместе с Христом и по милости Своей простил нам все прегрешения наши. Он уничтожил перечень всех обвинений, которые существовали против нас, и устранил с пути нашего, пригвоздив его к кресту. Он обезоружил правителей и власти, обличил их всенародно и с крестом впереди повёл их за собой, как пленников в шествии победителя. (К Колоссянам 2:13-15)

Апостол Павел далее специально подчеркивает, то, что соблюдение новолуний и суббот, равно как и обрезание, не требуется для христианина. Мы не можем жить сразу под двумя заветами. Либо мы находимся под властью закона Моисея, либо под властью закона Христа. Я скажу, что мы не обязаны соблюдать закон Моисея. Это включает в себя и ношение мужской одежды женщинами.

Я сознаю, что некоторые полагают, будто ношение межгендерной одежды не угодно Богу, живем мы по закону Моисея или нет. Я должен был бы сделать акцент на этом месте. Однако, если мы собираемся составлять правила относительно того, как именно должны одеваться христианки, проповедовать определенные установки, нам следует поостеречься как бы не перенести ветхозаветные правила в Новый Завет. И конечно, не составлять тех правил, которые Бог не просил выполнять.

В послании Колоссянам 2:20-23 Павел осуждает создание искусственных правил и норм. Он указывает на то, что такие правила состоят в «некотором небрежении о насыщении плоти».

Вы умерли с Христом и освободились от главенствующих стихий мира, так зачем вы подчиняетесь таким правилам, как если бы жили в миру: «Не берите в руки этого! Не ешьте того! Не прикасайтесь к этому!» Всё это тленное сгинет от употребления. Подчиняясь таким уставам, вы лишь следуете правилам и учениям, созданным людьми. В самом деле, их признают мудрыми с точки зрения придуманного людьми почитания, самоуничижения и умерщвления плоти, но они не обладают никакой силой в борьбе против нашей греховной природы. (К Колоссянам 2:20-23)

Проще говоря, когда человек создает некие правила, не из Библии, пусть даже из искреннего желания помочь христианам быть праведными, то так бы это не привело неожиданно к обратным результатам. Создание подобных правил не помогает умножению праведности. В заключение, я считаю, что запрет на ношение брюк христианкам не только не обоснован Библейски, но и наносит ущерб распространению Благой вести. Я это говорю, пользуясь принципом апостола Павла.

Как же должны одеваться христианки? Есть и вторая причина, по которой я считаю запрет на ношение брюк для христианок глупостью. В 21 веке смешно говорить, что женщина, одетая в брюки, напоминает мужчину. Правдоподобно было бы утверждать, что в западной культуре добрая половина потребителей брючных изделий – женщины. Как можно на сегодняшний день, бровью не поведя, запретить женщинам носить брюки? Объявить грешницей женщину в брюках можно только при абсолютно законническом складе ума, только базируясь на модных законах столетней и более давности. Я думаю, что и сто лет назад такое правило бы не сработало, принимая во внимание, что мы уже живем по Новому, а не Ветхому завету. Но даже если и на сто лет назад это было бы применимо, то в современной культуре говорить что женщина в брюках подобна мужчине – это не выдерживает никакой критики.

Читайте также:  Шкаф с одеждой нечего надеть

Относительно колготок: я изо всех сил пытаюсь представить себе тот уровень законничества, при котором христианкам запрещают носить колготы. Позвольте восстановить линию размышлений. Грешно женщине носить колготки, потому что они напоминают одежду мужчин. Колготки — это вид брюк, следовательно, это грех. И не важно, что колготки – это одежда не для мужчин. Уффф! Законничество загрузило по полной! Не ходите на консультации к таким людям.

Перевод Наталия Бруни

Нашли ошибку в статье? Выделите текст с ошибкой, а затем нажмите клавиши «ctrl» + «enter».

Источник

ОДЕЖДА (GARMENTS)

Образы одежды имеют в Библии важное значение. Она служила показателем материального, экономического, общественного, нравственного или духовного положения. В образах облачения человека в одежду и лишения ее обычно выражался более глубокий символический смысл. Кроме того, одежда выполняла различные функции: она защищала человека, маскировала его, служила показателем его положения или же символизировала его нравственное и духовное состояние. Определенное значение имеет также факт, что одежда изнашивается.

Облаченным в одежду изображается не только человек, но и Бог. Образы одежды встречаются в описаниях как повседневных дел, так и исполнения религиозных обрядов. Диапазон образов простирается от трогательной заботы матери Самуила, которая делала ему «верхнюю одежду малую. и приносила ему ежегодно», пока он рос ( 1Цар. 2:19 ), до блистательного свадебного одеяния на царской свадьбе ( Пс. 44:14–15 ), и от грубого вретища, носимого при трауре, до неземных ослепительных одеяний Ангелов и преображенного Христа. Буквальный и переносный смысл пересекаются в практически каждом образе. Не будет преувеличением сказать, что на примере образов одежды можно проследить развитие всего библейского богословия и истории спасения.

Материальное значение. Образы одежды не оставляют сомнений, что библейский мир жил в значительной степени в экономических условиях с ограниченными средствами к существованию. Одежда доставалась с трудом и потому была особенно ценной. Муж, взявший вторую жену, не должен был сокращать носильное платье первой ( Исх. 21:10 ). Израильтянин, взявший в залог одежду своего ближнего, должен был вернуть ее ему до захода солнца, поскольку, быть может, «она есть единственный покров у него» ( Исх. 22:26–27 ). В данном им обете Иаков назвал хлеб и одежду предметами первой необходимости в жизни человека ( Быт. 28:20 ; ср. 1Тим. 6:8 , где христиане призываются довольствоваться пропитанием и одеждой). Наивысшее выражение нужды – ночевать «нагими. без покрова и без одеяния на стуже» или «ходить нагими, без одеяния» ( Иов 24:7, 10 ). Поскольку в таких экономических условиях одежда представляла большую ценность, что лишение одежды ( Притч.25:20 ), ее обветшание ( Пс. 101:27 ; Ис. 51:6, 8 ; Евр. 1:11 ) или поедание молью ( Иов 13:28 ; Ис. 50:9; 51:8 ) становились образом ужаса.

Учитывая ценность одежды, не удивительно значение, которое придавалось захвату ее в качестве добычи ( Исх. 3:22; 12:35 ; Нав. 22:8 ; Суд. 8:26 ; 1Цар. 27:9 ; 4Цар. 7:8 ; 2Пар. 20:25 ). Когда Самсону понадобились тридцать перемен одежды, чтобы оплатить проигранное им пари, он предпринял грабительскую экспедицию и снял одежду со своих жертв ( Суд. 14:19 ). У богатых людей одежда служила выражением образа изобилия ( 3Цар. 10:5 ; 2Пар. 9:4 ; Зах. 14:14 ). Аналогичное значение имела передача одежды в качестве подарка ( Быт. 24:53 ; Суд. 17:10 ; 3Цар. 10:25 ; 4Цар. 5:5, 23, 26 ; 2Пар. 9:24 ). Богатые одежды были показателем и источником экономической силы производившего их народа ( Иез. 27:24 ).

В качестве предмета первой необходимости одежда, следуя логическому расширению объема понятия, становится образом Божьего обеспечения. Одежда (наряду с пищей) – одна из сфер человеческой жизни, о которой Иисус в Своей речи об избавлении от тревог запретил заботиться ( Мф. 6:25–30 ; Лк. 12:23–28 ). В течение сорока лет странствия по пустыне Божье обеспечение израильтян проявилось отчасти в факте, что их одежды не изнашивались ( Втор. 8:4; 29:5 ; Неем. 9:21 ). Одним из первых выражений Божьей заботы о людях после грехопадения стало то, что «сделал Господь Бог Адаму и жене его одежды кожаные, и одел их» ( Быт. 3:21 ). Дальнейшее развитие образ получил в картине богато украшенной одежды как знака особого Божьего благословения народа ( Иез. 16:13 ; ср. Ис. 23:18 , где прочная одежда показана образом обильного обеспечения «живущих пред лицом Господа»).

Одеяние Бога и природа. В Библии природа представлена частью Божьего одеяния – Бог «одевается светом, как ризою» ( Пс. 103:2 ). Образы одежды сочетаются также со схематической символикой (словами для отображения определенных свойств), чтобы сделать атрибуты Бога более яркими. Например, Бог «облечен славою и величием» ( Пс. 103:1 ). Он также «облекся в ризу мщения» ( Ис. 59:17 ; ср. Ис. 63:2–3 ) и показан «величественным в Своей одежде, выступающим в полноте силы Своей» ( Ис. 63:1 ).

В поэтических образах в виде одежды предстают различные силы природы. Так, облака изображаются одеждой моря ( Иов 38:9 ), море, в свою очередь, покрывает бездну, «как одеянием» ( Пс. 103:6 ), а Бог облекает небеса мраком ( Ис. 50:3 ). О Боге говорится, что Он одевает траву ( Мф. 6:30 ; Лк. 12:28 ). Всемогущество Бога над силами природы выражается в образе завязывания воды в одежду ( Притч.30:4 ). Быстротечность жизни природы тоже показывается на образах одежды: силы природы, «как риза, обветшают», и Бог переменит их, «как одежду» ( Пс. 101:27 ; см. также Ис. 50:9; 51:6, 8 ; Евр. 1:12 ). Непроницаемая кожа левиафана подобна верхней одежде, которую человек снять не в состоянии ( Иов 41:5 ).

Праздничные одежды. Заметную роль играют образы праздничной одежды. Нарядные белые одеяния символизировали торжественную обстановку. Используя древние образы празднеств, автор Екклесиаста наставляет жить не напрасно: «Да будут во всякое время одежды твои светлы, и да не оскудевает елей на голове твоей» ( Ек. 9:8 ). В одном из пророчеств о грядущем спасении Исаия призывает Сион облечься «в одежды величия твоего» ( Ис. 52:1 ).

В каждой культуре есть определенные ритуалы «облачения» по особым случаям, и в Библии мы тоже видим такие примеры. В ночь перед помолвкой Руфь умылась, помазалась и надела свои лучшие одежды, чтобы произвести впечатление на Вооза, когда тот работал на гумне ( Руфь 3:3 ). Привлекательные одежды возлюбленной – один из образов романтической любви ( Песн. 4:11 ), и дополнением к одежде служат драгоценные украшения ( Песн. 1:9–10; 4:9 ). Важнейшим событием, требовавшим облачения в нарядные одежды, была свадьба ( Пс. 44:14–15 ; см. слова в притче Иисуса о значении соответствующего брачного одеяния [ Мф. 22:11–12 ]).

Образы траура и страданий. Тогда как праздничная одежда относится к комедийным по сути своей ситуациям со счастливым финалом, их трагедийный аналог связан с трауром и горестями. Читаем, например, о «темничных одеждах» ( 4Цар. 25:29 ; Иер. 52:33 ), «одежде вдовства» ( Быт. 38:14, 19 ), «пленнической одежде» ( Втор. 21:13 ) и «печальной одежде» ( 2Цар. 14:2 ). Возложение на себя вретища служило выражением покаяния или скорби ( Быт. 37:34 ; Есф. 4:1 ; Пс. 68:12 ; Ис. 37:1 ). Прокаженные ходили в разодранной одежде, предупреждавшей окружающих об их болезни ( Лев. 13:45 ).

Еще один важный мотив связан с ритуальным выражением уныния или гнева, который человек не может сдерживать. Одним из ярких показателей цельности эмоционального состояния древних евреев служат места, где говорится, что люди носят определенного рода одежду в знак переживания сильных чувств. Приведем всего три примера: Рувим разодрал свои одежды, когда, вернувшись ко рву, не нашел там Иосифа ( Быт. 37:29 ), Ездра разорвал одежду, узнав о смешанных браках израильтян ( Езд. 9:3 ), царь Езекия разодрал одежды, получив письмо с угрозами от ассирийского царя ( Ис. 37:1 ). Прочитав свыше трех десятков рассказов о людях, разрывающих свои одежды, мы можем разделить их на четыре основные категории: выражение печали или скорби об утрате чего-то или кого-то, сожаления о совершенном грехе и покаяния в нем, страха или тревоги и гнева или отчаяния.

Облачение в одежду и снятие ее. Другой важный мотив – облачение в определенную одежду и снятие ее. Конкретное значение облачения человека в одежду зависит от того, о какой именно одежде идет речь. Когда священник снимает обычную одежду и надевает льняную для выполнения религиозных обязанностей, это означает посвящение его духовным делам ( Исх. 29:1–9; 40:12–15 ; Лев. 6:11; 16:1–4 ). Когда он снимает священническую одежду, это означает прекращение богослужения и возвращение к обычным делам ( Лев. 16:23–24 ; Иез. 44:19 ). В пророчестве о суде снятие одежды приобретает смысл уязвимости и позора ( Ис. 47:2 ). Надев царские одежды, чтобы предстать перед двором в царском дворце, Есфирь тем самым заявила о своих правах царицы ( Есф. 5:1 ; ср. Деян. 12:21 ). Неоднократные упоминания о возложении на себя вретища показывают, что человек совершает ритуал покаяния или траура.

В своей крайней форме образ лишения одежды выражается в сугубо негативной картине раздевания, в которой подразумевается подчинение более могущественному человеку или армии. Именно о таком унижении идет речь при изображении советников и священников, уведенных в плен обнаженными (NIV Иов 12:17 <«в необдуманность»>; Иов 12:19 <«лишает достоинства»>; ср. Иов 19:9 ). Когда с царей снимаются одежды, это означает, что они потерпели поражение ( Ис. 45:1 ). Раздетые тела на поле боя – часть картины захвата добычи ( 1Цар. 31:8 ; 2Цар. 23:10 ; 1Пар. 10:8 ). Перед смертью Аарона с него сняли одежды и облекли в них его сына ( Чис. 20:26–28 ).

Буквальные образы облачения в одежду и удаления ее легко приобретают метафорическое значение духовного состояния. Читаем, в частности, о необходимости «отвергнуть дела тьмы» ( Рим. 13:12 ) и «совлечься ветхого человека» ( Кол. 3:9 ; см. также Еф. 4:22 ). С другой стороны, подводя итог своей жизни, Иов заявил: «Я облекался в правду, и суд мой одевал меня, как мантия и увясло» ( Иов 29:14 ). В пророческом видении Исаии Иерусалим призывается «облечься в одежды величия твоего» ( Ис. 52:1 ), а о Боге сказано, что Он «возложил на Себя правду» ( Ис. 59:17 ). Павел наставляет верующих «облечься в нового [человека]» ( Кол. 3:10 ). А в будущей жизни верующим надлежит «облечься в нетление» ( 1Кор. 15:53 ).

Читайте также:  Джой одежда для всей

Нравственная сторона образа одежды. В библейских образах одежды находит выражение несколько нравственных тем. Как противоядие склонности женщин к излишествам в одежде и неоправданному вниманию к внешним украшениям в двух новозаветных посланиях им рекомендуется скромность в облачении ( 1Тим. 2:9 ; 1Пет. 3:3 ). Иаков пишет о недопустимости преимущественного внимания к людям, которые могут позволить себе «богатые одежды», в ущерб тем, кто находится в неблагоприятном материальном положении и одевается бедно ( Иак. 2:2–4 ). Павел относит к числу своих нравственных достоинств тот факт, что он не пожелал ни от кого «ни серебра, ни золота, ни одежды» ( Деян. 20:33 ).

В других местах предоставление одежды нуждающимся показывается критерием нравственного сострадания и проявления милосердия. В рассказе Иисуса о судном дне облачение в одежду нагого, наряду с заботой о больном, посещением заключенного в темнице и принятием странника, относится к категории дел, обеспечивающих вхождение на небо ( Мф. 25:36–43 ; ср. Иез. 18:7, 16 ). В торжественной клятве непорочности Иова, в числе прочих дел, Иов упоминает, что он не позволял погибнуть человеку «без одежды и бедному без покрова» ( Иов 31:19 ). После смерти Серны дань, отданная ее делам милосердия, выразилась в одежде, которую она шила для вдов ( Деян. 9:39 ). Забота об одежде для бедных проявляется и в Моисеевом законе ( Втор. 24:12,17 ), в котором отражается забота Бога ( Втор. 10:18 ). С другой стороны, лишение бедного одежды изображается отвратительным грехом ( Иов 22:6 ; Ам. 2:8 ).

Одежда как средство обмана. Образы одежды не всегда играют в Библии однозначно положительную роль. Свойства покрывала делают ее образом теплоты и защиты, но те же самые свойства могут также делать ее образом маскировки с целью обмана. Мы видим, например, образы лжепророков, приходящих в овечьей одежде, но внутри представляющих собой хищных волков ( Мф. 7:15 ), или Иакова, надевшего одежду Исава, чтобы обмануть слепого отца и получить благословение ( Быт. 27:15, 27 ). Хитрый левша Аод спрятал сделанный им меч под одеждой с неожиданной правой стороны и тем самым избежал разоблачения ( Суд. 3:16 ). Жена Давида Мелхола обманула слуг своего отца, накрыв козью кожу одеждой Давида ( 1Цар. 19:13 ), а Саул переоделся, чтобы не быть узнанным во время посещения волшебницы в Аэндоре ( 1Цар. 28:8 ). Самую большую хитрость совершили гаваонитяне, добившиеся заключения союза с Израилем обманным путем, – они надели поношенную одежду и заявили, что пришли из далекий страны ( Нав. 9:5, 13 ).

Ветхозаветный обрядовый закон. Важную роль одежда играет и в Моисеевом законе, где она приобретает обрядовое значение. Об облачении священника в особые одежды уже упоминалось. Наибольшее число ссылок на эту тему (30) связано с омовением одежды как мерой санитарной предосторожности или символом очищения. В запрете одеваться в одежду из разного рода тканей имелось в виду освящение или сохранение чистоты ( Лев. 19:19 ; Втор. 22:11 ). Запрещалось также мужчине носить женскую одежду и наоборот ( Втор. 22:5 ).

Неземные одежды. Сияющие белые одежды – одна из основных отличительных черт неземных или небесных существ. Здесь мы видим смесь обычного и необычного или выход чего-то обычного за пределы земной сферы. Самый известный пример – преображение Иисуса, когда Его одежды «сделались белыми как свет» ( Мф. 17:2 ; Мк. 9:3 ; Лк. 9:29 ). Одеяние «Ветхого днями» на престоле в апокалиптическом видении Даниила также «было бело, как снег» ( Дан. 7:9 ). Ангелы тоже одеты в «блистающие» ( Лк. 24:4 ), «светлые» ( Деян. 10:30 ) или «белые как снег» ( Мф. 28:3 ) одежды. Ветхозаветные священнические одежды богослужений выглядят лишь немного менее неземными по сравнению с одеяниями сверхъестественных существ ( Исх. 28 ). А искупленные святые на небе облачены в великолепные белые одежды ( Отк. 3:4–5; 4:4; 7:9, 13; 15:6; 19:14 ).

Христос и одежда. Многие из упомянутых выше мотивов соединяются в жизни Христа. Рождение Его нагим и пеленание в использовавшиеся в то время ткани свидетельствуют о Его человечности. Сострадание и чудодейственная сила Иисуса запечатлеваются (как щелчком фотокамеры) в момент, когда женщина, много лет страдавшая кровотечением, мгновенно исцелилась, прикоснувшись к краю одежды Иисуса ( Мф. 9:20–22 ; Мк. 5:25–34 ; Лк. 8:43–48 ; ср. Мк. 6:56 ). Образы одежды присутствуют в сценах Крестных мук Христа, когда Иисуса раздели и в насмешку возложили на Него царскую багряницу ( Мф. 27:28–31 ; Мк. 15:17–20 ; Ин. 19:2–3 ), когда воины делили Его одежды ( Мф. 27:35 ; Мк. 15:24 ; Лк. 23:34 ; Ин. 19:24 ) и когда Его спеленали в погребальные одеяния. Прославленный Иисус появляется на небе, опять же, в великолепных неземных одеждах ( Отк. 1:13 ).

История спасения. На примерах образов одежды можно также проследить основные этапы истории спасения. Впервые в Библии образ одежды проявится в факте ее отсутствия – нагота Адама и Евы свидетельствовала об их изначальной невинности и свободе ( Быт. 2:25 ). После грехопадения одежда становится символом потребности человека прикрыть свой стыд. Использование смоковных листьев, с помощью которых Адам и Ева попробовали скрыть свой позор, было жалкой и бесплодной попыткой справиться с чувством вины человеческими силами ( Быт. 3:7 ). После грехопадения только Бог смог предоставить людям нужную им одежду ( Быт. 3:21 ).

После первых глав Бытия одежда становится образом как греховности, так и искупления. Что касается греха, читаем, например, о самонадеянных нечестивцах, дерзость которых одевает их, «как наряд» ( Пс. 72:6 ), и о вероломных, одежду которых покрывает насилие ( Мал. 2:16 <«обида»>). Иеремия пишет о священниках, оскверненных кровью до такой степени, что «невозможно было прикоснуться к одеждам их», когда они бродили по улицам ( Плч. 4:14 ). Иезекииль использует образ одежды для изображения отступничества Израиля: «И взяла из одежд твоих и сделала себе разноцветные высоты и блудодействовала на них» ( Иез. 16:16 ).

С другой стороны, образы одежды используются при описании спасения: «Радостью буду радоваться о Господе, возвеселится душа моя о Боге моем; ибо Он облек меня в ризы спасения, одеждою правды одел меня» ( Ис. 61:10 ), а также облек в «славную одежду» ( Ис. 61:3 ). Божью любовь к Израилю Иезекииль изображает с помощью символики свадебной одежды: «И простер Я воскрилия риз Моих на тебя и покрыл наготу твою, и поклялся тебе и вступил в союз с тобою, говорит Господь Бог, – и ты стала Моею» ( Иез. 16:8 ). В обращении к Лаодикийской церкви Христос показывает спасение в образе «белой одежды» ( Отк. 3:18 ).

В классическом отрывке, связанном с образом одежды, показано Божье прощение греха великого иерея Иисуса ( Зах. 3:1–5 ). Иисус, которого обвинял сатана, стоял пред Ангелом Господним в «запятнанных одеждах», и тут он услышал, что Ангел повелел присутствовавшим поменять его запятнанные одежды на «одежды торжественные». В этом действии находит символическое выражение вся история спасения. Ведь Ангел объяснил, что это служит знамением грядущих событий, которые будут совершены «рабом Моим, ОТРАСЛЬЮ» ( Зах. 3:8 ). Наиболее полного выражения это искупление достигнет на небе, где верующие в качестве невесты Христовой «омоют одежды свои и убелят одежды свои кровию Агнца» ( Отк. 7:14 ). Сама церковь предстает «приготовленной как невеста, украшенной для мужа своего» ( Отк. 21:2 ).

Заключение: образы одежды в истории Иосифа. Многие библейские темы, связанные с одеждой, находят выражение в истории Иосифа ( Быт. 37 – 45 ), где этот образ появляется на каждом поворотном пункте рассказа. Будучи любимым сыном Иакова, Иосиф носил разноцветные одежды, символизировавшие его преимущественное положение в глазах отца ( Быт. 37:3 ). Когда братья Иосифа сняли с него одежду, это стало показателем лишения Иосифа преимущественного положения и начала страданий ( Быт. 37:23 ). Рувим разодрал свои одежды в знак скорби, когда нашел ров пустым ( Быт. 37:29 ), а братья представили одежду Иосифа отцу, чтобы убедить его в смерти сына ( Быт. 37:31–33 ). Одежда Иосифа, оставшаяся в руках соблазнительницы, могла служить свидетельством его высоких моральных качеств ( Быт. 39:12 ), но жена Потифара воспользовалась ею в качестве вещественного доказательства своего обмана ( Быт. 39:12–18 ). В полном согласии с существующим практически в каждой культуре обычаем приспосабливать одежду к определенному событию, мы видим небольшую реалистическую деталь: Иосиф остригся и переоделся, прежде чем выйти из темницы и предстать перед фараоном ( Быт. 41:14 ). А возвышение Иосифа от положения заключенного до статуса второго по силе лица в стране сопровождалось облачением его в «виссонные одежды» ( Быт. 41:42 ). В праздничной сцене раскрытия Иосифом своей личности братьям он подарил каждому из братьев «перемену одежд», а Вениамину «пять перемен одежд» ( Быт. 45:22 ).

См. также: ВИССОН, ДОСПЕХИ, НАГОТА, СОКРЫТИЕ, ТРАУР, ШЕЛК, ШЕРСТЬ.

Источник