Меню

Одежда как язык тела



Одежда в системе невербальных средств делового общения

Язык одежды.

Личностный имидж.

В любой коммуникационной ситуации имеются три существенных элемента: я, другой и выполняемое задание. Личностный имидж (представление о себе) зависит от двух составных: внутренний Я и внешний Я. Внутренний Я есть образ о самом себе, о своих слабых и сильных сторонах. Этот образ часто остается неизвестным для других. Внешний Я – это образ который мы производим на других. Как правило, очень немногие люди довольны впечатлением, которое производят своим имиджем, т. к. на практике имеется существенная разница между впечатлением, которое человек производит на окружающих, и впечатлением, которое он имеет о самом себе. Часто обладающие огромными возможностями, талантливые и трудолюбивые люди не получают продвижения по службе из-за отсутствия необходимого имиджа, из-за низкой самооценки создают барьеры на пути к собственному успеху. В коммуникационной ситуации индивид будет реагировать и вести себя в зависимости от представления о себе и впечатлением, которое он хочет произвести на других.

Не всегда важно что говорим, в большинстве случаев важно как мы себя ведем, выглядим, представляется. Напоминаем, что слова раскрывают лишь 7% смысла, 38% значения несут звуки и интонации и 55 % — позы и жесты.Цель нашего курса – дать необходимую информацию чтобы вы могли создать положительный имидж о самом себе, с одной стороны, как индивиды, личности, а с другой – как будущих специалистов медицины.

Одежда есть один из отличительных признаков человека. Оно часть нашего социального и говорит что-то о нас самих. Манера одеваться эволюционирует вместе с нравственностью. Одежда рассказывает историю человека или эпохи. Оно есть посредник между нашим Я и миром. В различных культурах существуют свои тенденции одеваться и типы одежды. Но главным и существенным элементом одежды – простота. Оно предполагает элегантность, тонкость, сдержанность, практичность.

В тоже время одежда есть прекрасный способ прикрыть или скорректировать наши недостатки. Но также следует помнить, что одежда может испортить наш имидж. Имидж личности выражаются, в частности, в выборе одеж­ды: традиционной или оригинальной, классической или модной, разнообразной или консервативной. Одежда выступает в роли идола и в роли защиты. Другими словами, это одежда, соответствующая их идеалу и одновременно защищающая образ.

Одежда и внешний вид (прическа, украшения, косметика и т.п.) говорит о более стабильных вещах, таких как личность коммуниканта, его или ее социальный статус, роль, работа. Недаром герои мыльных опер одеты символично, отражая свойства определенной социальной группы. Так же точно и в рекламных роликах: домохозяйка, учительница, мать двоих детей, бизнесмен и т.п. В современной реальности вырабатываются определенные стереотипы, характеризующиеся именно одеждой: бизнесмен в красном пиджаке и кроссовках, ‘олимпийский резерв’ с ‘могилой’ в театре – повсеместное и, большей частью, неуместное ношение ‘фирменных’ спортивных костюмов.

С древних времен человек украшает одежду или тело различными предметами. Однако эстетическая функция не всегда является ведущей. В основном, перед нами знаки культурного кода, как явные (корона у короля или обручальное кольцо у супруга), так и неявные (предпочтение того или иного рода украшений многое говорит о социальном статусе). Есть украшения, которые и в обыденной жизни называются знаками: знаки различия в армии, политические знаки или значки (красная гвоздика, синяя гвоздика, яблоко), памятные знаки и медали. Основные функции этих знаков невербальной коммуникации связаны с объединением людей в группы и дифференциацией их социального статуса (полковник vs. майор).

В ряду основных требований делового этикета манера одеваться занимает особое место. В некоторых организациях и учреждениях, чтобы исключить произвол, индивидуальные пристрастия или элементарную неосведомленность, требования к внешнему виду складываются в кодексы и уставы, следование которым отслеживает менеджер по кадрам. Стратегия деловой одежды разрабатывают консультанты по имиджу.

Деловую одежду относят к разряду «нестрогой униформы», олицетворяющей собой особенности страны, в которой работают, характер работы, а также должности и статус сотрудников. Как «нестрогая униформа» одежда отражает идеологию организации, укрепляя ее корпоративный дух и визуальный образ. В системе социальной коммуникации деловая одежда служит своеобразным кодом, по которому распознают, причастность человека к той или иной социальной деятельности.

Деловой одежде присущ демонстративный характер. Она нарочито свидетельствует, что ее носитель относится к определенному слою общества, имеет определенную профессию и олицетворяет тот морально-психологический потенциал, которым обладает или, по крайней мере, должна обладать личность. Так, деловая одежда способна придать облику человека строгость, серьезность, аккуратность, собранность,– все без чего не обойтись при участии в ответственном мероприятии. В деловой одежде человек подает себя официально. Он может и не быть таким, каким подает себя в соответствующем облачении, но он хочет быть таковым или, по крайней мере, таким хотят видеть его в окружении.

Способность наделять своего носителя определенной системой личностных качеств и вызывать к нему отношение окружающих отмечает современный американский консультант по вопросам имиджа Уильям Сорлби, автор книги «Ключи от власти». «Нет, наверное, такой сферы человеческой деятельности, где наше положение и образ жизни проявились бы столь откровенно, как в нашей манере преподносить себя окружающим через нашу одежду. От того, как вы решили себя упаковать, будет зависеть, станут ли слушаться вас другие люди, сможете ли вы руководить ими. » /8 /.

Включаясь в создание визуального образа человека, одежда не только информирует, извещает, но и производит впечатление. Воздействуя на подсознание, она способна вызвать комплекс сильных бессознательных импульсов, связанных с переживаниями, влекущими за собой неконтролируемые действия. Одеждой можно вызвать смех (эффект клоуна), сожаления и сочувствия (эффект нищего), покорность и повиновение (эффект власти), наконец, доверия (к форме военного, милиционера, профессиональной одежде врача).

Костюм стал своеобразным символом делопроизводства. Возникновение мужского делового костюма относят к началу Х1Х века, эпохе бурного развития промышленных предприятий. Женский деловой костюм заявил о себе на век позже в связи с расширением занятости в непроизводственной сфере: делопроизводство, сеть агентств, системы услуг. В обществе обозначился запрос на одежду удобную, неброскую, но презентативно-значительную. Востребованность презентативности, универсальности и демократизма в ее устойчивых постоянных единицах нашли себя в феномене «деловой костюм», который обозначен вполне конкретно и поэтому легко узнаваем. Его, как женский, так и мужской, отличают особый стиль, закрепленный в комбинаторике (пиджак, брюки или юбка), сочетании наличия обязательных аксессуаров (галстук, кашне, шарф или косынка и пр.), ограничение в цветовой гамме, конструкция силуэта.

Деловая одежда в основном детерминирована требованиями приличий, принятых в качестве обязательных в мировой практике делового общения. К ним, прежде всего, относят санитарно-гигиенические требования. Одежда делового человека должна быть безупречно опрятной. Необходимо «одеваться так, чтобы не подмочить свой престиж. В этом смысле весьма важно, чтобы одежда и обувь были чистыми и аккуратными. Заношенный, наглаженный костюм, несвежая сорочка, съехавшие носки при всем уважении к человеку оставляют не лучшее впечатление»,– пишет В. Хойер, швейцарский специалист по вопросам бизнеса.

Приличия требуют также соответствия одежды лицам и обстоятельствам. «Когда молодой человек нанимается на работу,– пишут американские социологи Ситарам и Когделл,– предполагается, что на нем будут пиджак и галстук. Они знак уважения к нанимателю. Люди носят официальную одежду, когда ходят на концерты, званые обеды и другие особые и официальные события. При посещении приемов у уважаемых лиц также полагается быть в пиджаке и галстуке. Появление в непредусмотренной или неожиданной одежде рассматривается как преднамеренное оскорбление».

5.4. Значение цвета.Характер человека отражается и в цветовых предпочтениях. Считается, что экстраверт предпочитает более яркие цвета. Но цвет может быть связан и с контекстом общения: свадьба или похороны, лекция или защита диссертации, ролью: жених или невеста, политик или журналист. И в этом слое неявной культуры существуют межкультурные различия. Так, в Африке знаком траура считается белый цвет, а не черный.

Цветовые предпочтения могут многое сказать о человеке. В психологии известен тест Люшера, интересны исследования цвета Гете и др. Для истолкования наблюдаемых сигналов Люшер применяет метод функцио-нальной психологии, на базе которого создан цветовой тест, который обоснован и разъяснен в его книге «Закон гармонии в нас»[17] переведенный уже на 17 языков).

Тест Люшера основан на предположении о том, что выбор цвета отражает направленность испытуемого на определенную деятельность, настроение и наиболее устойчивые черты лично­сти. Характеристика цветов по Люшеру включает в себя четыре основных и четыре дополнительных цвета. Основные цвета:

синий — символизирует спокойствие, удовлетворенность, сине-зеленый — чувство уверенности, настойчивость;

оранжево-красный — волевое усилие, агрессивность, наступательность, возбуждение, светло-желтый — ак­тивность, стремление к общению, веселость.

Дополнительные цвета: фиолетовый, коричневый, черный, се­рый.Они символизируют негативные тенденции, такие, как стресс, тревожность, огорчения, страх. Значение этих цветов, так же, как и основных, определяется их взаимным расположением. Основные цвета, по мнению Люшера, символизируют следующие психологические потребности: синий — потребность в удовлетво­рении, спокойствии, устойчивой положительной привязанности;

зеленый — потребность в самоутверждении; красный — потреб­ность активно действовать и добиваться успеха; желтый — потреб­ность в перспективе, надеждах на лучшее.

На основе анализа выбора цветов Люшер оценивал работо­способность личности, ее перспективы в этом направлении, выяснял показатели тревоги, причину тревожности и многое другое. Многочисленные международные исследования показа­ли, что использование методики Люшера и его интерпретации позволяют выявить многие особенности личности. Однако не следует доверять упрощенным утверждениям о том, что красный цвет предпочитают лишь физически здоровые люди, а выби­рающие зеленый цвет — стремятся к самоутверждению, а синий цвет — удел флегматиков. Разумеется, выбор цвета одежды мо­жет многое сказать о характере человека специалисту, непро­фессионал же и обыватель часто позволяют себе сделать необос­нованный вывод о природе этого выбора.

5.5. Гардероб женщин и мужчин. ЖЕНЩИНАМ О ЖЕНЩИНАХ. Элегантная женщина всегда одета и ведет себя в соответствии с конкретной ситуацией, собственным положением и возрастом. Добиться элегантности во внешнем убранстве — значит следовать моде по-умному. Модно одетая женщина не та, которая обращает на себя внимание чрезвычайной яркостью и дороговизной своего наряда. Ибо роскошь наряда заключается не в богатстве его (во всяком случае вовсе не только в богатстве), но в изяществе и вкусе. Смешно увешивать себя драгоценностями, становясь похожей на витрину ювелирного магазина. Костюм женщины, ее умение подать себя, естественно, зависит от ее внутренней культуры, от развитости ее художественного вкуса. От ее таланта воспринимать моду не как военное предписание, закон для слепого подражания, а лишь как толчок для игры ее фантазии. Умная женщина не побоится чуть-чуть отстать от моды или забежать слегка впереди ее, расширяя таким образом возможности своего выбора. В конце концов из всех возможных вариантов она остановится на том, который наиболее выигрышно проявит ее женские достоинства и наиболее изящно спрячет ее очевидные недостатки. Для того чтобы воспитать в себе такое умение, чтоб воспитать в себе умение быть во всех отношениях женщиной, недостаточно систематически просматривать модные журналы. Необходимо бывать на художественных выставках, в театрах, внимательно присматриваться к пестрой уличной толпе, слушать музыку, чаще бывать на людях. И более того. Для этого необходимо развить свою внутреннюю, духовную женственность. А для этого советуем вам читать хорошие высокохудожественные книги, улыбаться детям, смягчать ваше сердце перед старостью, какой бы категоричной и агрессивной она перед вами ни представала. И еще. Черпайте вашу женственность из постоянного общения с живой природой: научитесь видеть красоту ее красок, линий и ритмов. И конечно же, для того, чтобы быть красивой, женщина должна быть всегда чуточку влюбленной. Еще лучше не чуточку. Несмотря на все вечные сложности жизни и перипетии ее сценариев. Без любви (пусть даже безответной) женская красота увядает. А мы помним, что классик утверждает: «Красота спасет мир». Для того чтобы спасти мир, дорогие наши читательницы, будьте, пожалуйста, всегда красивыми. Этого может при желании достигнуть любая женщина, если она неустанно будет к тому стремиться.Если она каждодневно будет воспитывать свой характер.Если она не позволит себе и душе своей лениться.Если она будет требовательна в первую очередь к самой себе.Если она научится уважать, любить и жалеть людей.Если она разовьет свой вкус, отточит свой ум.Если она никогда не позволит впадать в истерику, тиранить своихблизких, ныть и бесконечно жалеть саму себя. Именно с этого начинается женственность. И помните: никаким, даже самым расшикарным нарядом вам не удастся прикрыть ее отсутствие. Агрессивность, злость, хамство, грубость, зависть, страсть к тирании и прочие грехи человеческие (и, к сожалению, женские) не спрячешь под ворохом блестящих и дорогих тряпок. Несколько практических советов. Выбирайте себе одежду по собственному вкусу, а не по вкусу своих подруг. Цвет вашего наряда должен быть не только модным, но быть тем, что называется «вам к лицу». Предпочитая в любой одежде темные цвета, помните, что количество грязи одинаково на светлой и на темной юбке. Разница лишь в том, что на светлой она быстрей бросается в глаза. Старайтесь подбирать ансамбль в одежде.Не стремитесь идеально подбирать единый цвет дополнений: сумок,обуви, пояса и т.д. Не подбирайте дополнения лишь к одному предмету одежды — это расточительно. Не забудьте про мелочи, которые могут своеобразить ваш наряд: шарф, бижутерия и т.д. В женской одежде, во все времена менее строгой и форменной, чем мужская, ярче можно проявить свой вкус, умение подчеркнуть свои достоинства и умело скрыть недостатки. В то же время именно к женщинам предъявляются более строгие правила гигиены и косметики. Один из секретов элегантности — это удобство вашего костюма, возможность ощущать себя в нем естественно, уверенно и свободно. При выборе своего наряда постарайтесь принимать в расчет одежду сопровождающего вас мужчины. Если дама жаждет скрыть свои морщины, ей не надо садиться прямо под люстрой, так как свет, идущий сверху, всегда подчеркивает дефекты лица. Не очень выигрышно выглядим мы и при свете ламп дневного света. Гораздо свежей смотрится любая женщина в чуть желтоватом и розовом освещении. Помните: в том, что касается вашего внешнего облика, мелочей не бывает. Несколько слов о бижутерии. К сожалению, не все умеют воспользоваться такой доступной возможностью украсить свой костюм. Одни слишком обильно применяют украшения, другие излишне скупо. Между тем никакая женщина не должна пренебрегать ими, но и доводить до крайности — очень дурной вкус, как любое «слишком». Бусы можно носить по-разному: варьируйте их длину, обматывайте длинные бусы несколько раз вокруг шеи; скручивайте и сплетайте в косичку, придавая длинной нитке бус совсем другую форму. Очень красивыми могут быть бусы из совершенно разных, не похожих бусин, отличающихся по цвету, форме и материалу, из которого они сделаны. Бусы с замком можно иногда носить как браслет. Не выбрасывайте, пожалуйста, надоевшие и устаревшие на ваш взгляд бусы — через некоторое время они могут снова показаться вам красивыми; для этогонадо спрятать их в дальний ящик. Браслеты из недорогих материалов и простых форм хорошо глядятся с летней одеждой. А блестящие браслеты с искусственными и тем более с натуральными камнями больше пригодны для торжественных случаев. Броши можно носить (как значки) на груди, закалывая воротнички, скрепляя косынку. Иногда брошь носят на голове, прикрепив ее к берету, шапочке, как-либо по-особенному перекрученному платку и т.д. Серьги и клипсы постарайтесь по возможности выбирать так, чтобы излишне блестящая игрушка своей формой и величиной не уродовала формы вашего уха. Пластмассовые клипсы и серьги носят только летом. Духи придают женщине какой-то особый шарм, окружают ее облик какой-то древней тайной вечной женственности. Однако. Тут, как и везде, не перебарщивайте. Не пользуйтесь духами, где это не нужно: в турпоходе, отправляясь в очередь (наши женщины проводят в этом месте много времени), в городском транспорте (зная, что вам долго придется ехать в тесноте). Некоторые запахи вызывают у людей, особенно у детей, аллергию. Помните, пожалуйста, об этом. МУЖЧИНАМ О МУЖЧИНАХ. Основная одежда мужчины — костюм. Но вовсе не всегда и не на всех он выглядит элегантно. Необходимо следить, чтобы костюм соответствовал пропорциям фигуры, не стеснял движения, не мешал в ходьбе, был достаточно сдержанного цвета. Отнеситесь также внимательнее к подбору рубашки, галстука и носков. Все это, включая и обувь, должно соответствовать вашему возрасту, обстановке и прочим конкретным обстоятельствам. Элегантными мужчины не рождаются. Это, прежде всего воспитание и самовоспитание. Это наблюдательность и — как это ни покажется странным — ум. Элегантный мужчина всегда предельно аккуратен во всем. Он внимательный и предусмотрительный в деталях. Некоторые конкретные советы. Рекомендуем мужчинам всегда иметь при себе два носовых платка: один — в кармане брюк или пиджака, он используется при надобности по назначению (но не комкайте его после употребления), второй – абсолютно чистый — во внутреннем кармане пиджака для выполнения особых задач (протереть очки, вытащить из глаза женщины или ребенка соринку и т.д.). Этот второй платок можно носить и в верхнем наружном кармане пиджака, чуть вынув его. Недостаточно иметь и носить модную и дорогую одежду — необходимоплюс к тому постоянно следить за своей осанкой и походкой. Плечи всегда держите развернутыми, не втягивая в них шею и голову. Спина и шея должны быть прямыми. Подбородок чуть опустите.Последите за своей походкой. Не шаркайте ногами, не расставляйте их широко, когда сидите. Не размахивайте руками, становясь похожим на ветряную мельницу. Постарайтесь быть сдержанным в жестах (так же как и в словах). Разговаривая с кем-либо, смотрите ему в лицо, в глаза. Спортивный, подтянутый вид, естественность поз и движений красят каждого человека и совершенно обязательны для мужчины, желающего выглядеть элегантно. Поэтому лучший способ достичь своего желания -постоянное занятие спортом. Не ленитесь делать по утрам зарядку. Больше двигайтесь: бегайте, плавайте, ходите в дальние походы, играйте в спортивные игры. В этом случае вы без специального напряжения будете двигаться правильно, естественно и красиво. В вас появится то качество, которое женщины называют «мужественностью». Во всяком случае внешнее проявление ее. Но и при идеально спортивной фигуре не рекомендуется при разговоре закидывать ногу за ногу, раскачивать ногой, держать знакомого за пуговицу, держать руки в карманах. Сидя, как уже было сказано, не раздвигайте слишком широко ноги. Старайтесь не разваливаться и не раскачиваться на стуле.

Читайте также:  Готика 3 одежда как одеть

Источник

Тема 7. Мода как коммуникация. Текст и язык одежды

Посредством участия в моде индивиды отправляют друг другу сообщения о своей приверженности ее ценностям, а также связывают их со своей группой, профессией и так далее. Эти сообщения выражают образ идеального Я участника моды. Высокая оценка определенной одежды связана со сходством этих сообщений с образом идеального Я субъекта и главным образом с ее модностью.

Из каких категорий состоит разнородная масса участников моды? Для ответа на этот вопрос необходимо выбрать наиболее существенные признаки, лежащие в основе различий между категориями участников. Существуют две группы таких критериев. Первая характеризует роль участников моды как специфического социального явления, поэтому соответствующую типологию участников моды

* уместно назвать внутренней. Принадлежность к той или иной категории в этой типологии будет определяться тем, что человек делает именно и только в качестве участника моды.

Вторая группа критериев относиться к самым разнообразным социальным характеристикам участников моды. Эти характеристики лежащие в основе внешней типологии участников, имеют первостепенное значение для; функционирования моды. К ним относятся социально-экономические, профессиональные, демографические, культурные и прочие признаки, присущие различной роли людей в обществе и его подсистемах.

В зависимости от того, какова роль, функция участников в процессе модной коммуникации, их можно разделить на три большие внутренние дифференцированные категории: «Производители», создающие модные стандарты и объекты; «Потребители», усваивающие и использующие их в своем поведении; «Распространители», передающие модные стандарты и объекты от производителей к потребителям. Таким образом, весь цикл коммуникации в моде можно представить как состоящий из трех последовательных фаз: производства, распространения и потребления модных стандартов и реализующих их объектов, фаз осуществляемых соответствующими категориями участников моды. В принципе это те же фазы, которые характерны для любого иного товара.

Читайте также:  Размер одежды детям по месяцам

Первая фаза — производство моды. Она включает ряд этапов. Производители -в соответствии с той ролью, которую они играют в создании модных стандартов и объектов, — разделяются на «творцов», «изготовителей» и «размножителей». К «творцам» относятся те, кто создает оригиналы, оригинальные идеи или оригинальные интерпретации культурных образцов, которые наделяются модными значениями либо сразу после из создания, либо даже спустя столетия: Идеальное (духовное) производство — разработка новых моделей, которые первоначально могут существовать лишь в идеальной форме рисунков, описаний. Эту функцию выполняют творцы моды: модельеры, художники, дизайнеры и так далее. Условие их успеха — в способности угадать тенденции будущей моды и направление общественного мнения. Законодатели мод могут обладать изысканным художественным вкусом и умением отбирать эстетически ценное. В некоторых случаях они способны сыграть положительную роль в развитии эстетической культуры.Дело начинается с изобретения некоторых образцов будущей моды. Но этого еще недостаточно для возникновения «моды»: надо, чтоб кто-то «пустил в ход» данные образцы и сделал их привлекательными для широких кругов.

Другая категория «производителей» — «изготовители» — те, кто создает первые образцы модных стандартов и объектов, готовя их к последующему размножению и распространению. Эта функция выполняется либо индивидами (в эту группу входят инженеры-технологи, редакторы печатных изданий, работники киностудий, телестудий и так далее), либо специализированными организациями: домами моделей, опытными мастерскими и тому подобным. Она предполагает материализацию моделей — создание опытных образцов промышленных изделий, изготовление образцов одежды. Иными словами, это все, кто* придает созданному «творцом» произведению такой вид, чтобы оно могло быть в массовом масштабе произведено, распространено и потреблено в качестве знака модных ценностей.

Поскольку мода — это не вещь сама по себе, а ее потребление, то материализация моды осуществляется через организацию показательного потребления модных объектов.

«Размножители» составляют третью разновидность производителей. Основная их функция в процессе модной! коммуникации достаточно очевидна: они воспроизводят созданные «творцами» w «изготовителями» произведения в количестве, достаточном для того, чтобы обеспечить модное знаковое предложение и удовлетворить модный знаковый спрос. Эта функция выполняется предприятиями, способными вести массовое производство. В целом размножение- это любая деятельность по тиражированию реальных или потенциальных модных стандартов и объектов. Реализуется посредством массового, производства объектов моды в количествах, которые делают их потенциально доступными для широких слоев населения.

Вторая фаза — распространение материальных объектов моды и стандартов поведения. Этот процесс предполагает доведение модных моделей до максимально широкой публики. Он также включает ряд этапов;

Распространение имиджа объекта моды и стандарта потребления. Это осуществляется через прямую и скрытую: рекламу. В первом случае прямо сообщается о появлении нового товара, приобретшего статус объекта моды. Во втором случае нам показывают представителей престижных референтных групп, которые пользуются модными объектами. В результате происходит насаждение и распространение желания приобрести модный объект и быть, «как они».

Третья фаза — потребление модных вещей. На этой фазе люди; купившие объекты моды, используют их для демонстрации.

Мода считается установившейся, когда подавляющее большинство следует за ней. Здесь главную роль играет подражание, а не критический отбор. Лица, не имеющие собственного вкуса, подражают признанным авторитетам в надежде самим казаться более эстетичными. Мотивы подражания могут не иметь ничего общего с эстетическими соображениями. Когда мода получает массовое распространение, главную роль играет подчинение принятому, стремление быть «как все», «не хуже других», не выделяться своим обидно «старомодным видом». Когда же и массовое производство начинает тянуться за модой, принудительность ее достигает высшей степени: нельзя купить что-нибудь немодное, хотя бы и очень нужное по каким-нибудь основаниям. Первоначальный протест против новшества, казавшегося; странным, смягчается — и модное принимается чуть ли не всеми. Достигнув широчайшего распространения, став массовой, мода перестает нравиться, гибнет по тем или иным причинам, и процесс повторяется сначала.

Все три фазы тесно взаимосвязаны и взаимообусловлены. Производители любых товаров стремятся превратить их в объекты моды, что обеспечит их массовый сбыт и большую прибыль. Поэтому они вкладывают огромные средства в рекламу и распространение товаров. Однако только те товары, которые превратились для потребителей в ценность, вошли в социальную норму, становятся объектами моды. Поэтому производство модных объектов — это всегда производство потенциальных объектов моды. Возможность же далеко не всегда превращается в действительность. Нередко моду представляют как результат свободного выбора свободных потребителей. В реальности этот процесс гораздо более сложный. Мода навязывается производителями потенциально модных товаров. Потребители же подвержены инерции традиции, стереотипов, что тормозит процесс усвоения навязываемых моделей потребления.

Кроме того, производители конкурируют между собой; навязывая различные, порою противоположные модели. Поэтому потребитель свободен по отношению к производителю в той мере, в какой ему открыт выбор. Таким образом, свобода потребителя пропорциональна имеющемуся выбору потенциально модных объектов. Обобщая сказанное, можно сделать вывод: коммуникативный цикл в моде состоит в постоянной циркуляции специфических «сообщений», отправляемых «производителями» через посредство «распространителей» к конечному адресату — «потребителям»; только на потребительской стадии потенциальная мода становится реальной.

Одежда как текст

Мысль, что одежда — это своеобразный текст, не является новой. О. Бальзак в «Дочери Евы» (1839 г.) писал, что для женщины одежда — это «постоянное проявление интимных мыслей, это язык, символ».

1.Знаковая функция одежды

Одежда выполняет функцию знака: она несет на себе отпечаток статусной позиции человека. Часто это отпечаток, создающийся независимо от воли ее обладателя, порою он хотел бы от него избавиться, но это не всегда удается. Пословица гласит: «Встречают по одежке. «. Одежда — это текст, состоящий из знаков и символов, который в первую очередь читается в процессе взаимодействия (наряду с лицом).

Очень часто одежда отражает социально-экономическое положение индивида: бедная одежда — бедный человек, богатая — богатый человек. Правда, в наше время в индустриально развитых странах роль одежды как знака заметно уменьшилась в сравнении с прошлыми веками. Богатый в настоящее время не обязательно одет очень дорого, но обязательно и не бедно, бедный же не может одеться выше своих материальных возможностей.

Одежда является также знаком, который может читаться окружающими как текст, характеризующий вкус ее обладателя. Разумеется, никто не хочет демонстрировать плохой вкус, но знак — это непроизвольный след статуса, поэтому он читается независимо от желания его носителя. Наличие же плохого вкуса, проявленного в одежде, нередко читается как текст, говорящий о характере и уровне полученного образования, об общей культуре человека. Вопреки желанию человека, его одежда может говорить о наличии таких качеств, как снобизм, потребительство (у американцев это часто называют материализмом), склонность к показному потреблению, хвастовство и т.д. Свою личность трудно скрыть, и она прорывается вопреки нашей воле в знаках одежды.

2.Одежда как символ — это сознательно конструируемый знак (см. подробнее раздел «Потребление как текст»). Человек отбирает вещи, которые с его точки зрения символизируют что-то такое, что он хотел бы сказать о себе: о своей половой принадлежности, о возрасте, о доходах, о профессии, о вкусах, о настроении и т.д.

Одежда как текст состоит из знаков и символов. В качестве символов выступают как отдельные элементы костюма (галстук, запонка, фасон пиджака и т.д.), сам костюм как единое целое, так и весь набор используемой одежды. Они соотносятся как слово, предложение, законченный текст. Если знаки — это непроизвольные, а, значит, правдивые следы, то о символах этого не скажешь. Они говорят то, что хотел сказать человек.

пишет Алисон Лури, — так же, как вы можете это делать на английском, французском или латыни, и этот вид обмана имеет преимущество: обычно нельзя обвинить лгущего в том, что он делает это сознательно. Костюм, говорящий о юности или богатстве, — в отличие от словесного утверждения, что вам 29 лет и что ваш доход измеряется шестизначной цифрой, — нельзя прямо опровергнуть или осудить» (Lurie: 24).

Ложная информация, передаваемая символами одежды, может быть сознательно написанным текстом или результатом заблуждения. В первом случае человек со знанием дела приобретает символы, чтобы ввести кого-то в заблуждение. Во втором случае человек совершает символические покупки, плохо зная смысл приобретенных символов. В результате он лжет, но не подозревает об этом, так как, по его мнению, символы говорят о другом.

Наряду с социальным пространством существует отражающее его пространство символическое, обладающее определенной автономией. Нередко человек, будучи не в силах совершить восходящую социальную мобильность (например, разбогатеть), совершает символическую социальную мобильность: имитирует экономический успех дорогой одеждой.

На Западе давно, а у нас недавно стали публиковаться статьи и книги о том, как писать одеждой тексты, способствующие жизненному успеху: как выйти замуж, как завести любовника, как сделать карьеру, получить работу. При этом в большинстве случаев речь идет о приемах введения в заблуждение: например, как при отсутствии скромности и деловитости с помощью одежды изобразить эти качества.

Язык одежды имеет расплывчатые, чаще всего неписаные (униформа — исключение), быстро меняющиеся правила. Поэтому неизбежны расхождения в намерениях творца текста и в смысле, прочтенном в нем наблюдателями. Так, человек хотел сказать: «Я богат!», а окружающие прочли: «У него нет вкуса».

3. Одежда как коррекция фигуры

С помощью одежды часто стремятся подкорректировать текст, передаваемый знаками тела. Чем несовершеннее тело, тем больше оснований скрывать его реальные контуры и создавать искусственные. Длительное время отсутствие стройной талии компенсировалось тугими корсетами, создававшими иллюзию стройной фигуры. Слабые плечи мужчин обычно компенсируются ватином в плечах пиджаков, пальто. Женская грудь, не дотягивающая до эталонных размеров, порою компенсируется особыми бюстгальтерами, ухищрениями в покрое платья. Нестройные ноги скрываются длинными юбками и брюками. Одежда скрывает то, что показывать нежелательно, и создает иллюзию наличия того, что на самом деле отсутствует.

Читайте также:  Как вязать кофту одежду

В то же время во все века одежда, особенно женская, конструировалась так, чтобы подчеркнуть достоинства фигуры: обнажаются красивые женские плечи, ноги и руки. Веками одежда конструировалась по единым канонам, игнорирующим индивидуальные достоинства. Поэтому в женском платье вплоть до второй половины ХХ в. обнажались в основном те части тела, которые у абсолютного большинства более или менее эстетически приемлемы (руки, плечи), скрывались все части тела, которые удались далеко не у всех (прежде всего ноги). В 1960-е гг. появилась мини-юбка, которая заставила всех женщин без учета их анатомических особенностей обнажить ноги выше колен. Только к концу ХХ в. мода стала гибкой, позволила женщинам учитывать свои индивидуальные особенности, либо демонстрируя их, либо скрывая с помощью макси. Обтягивающие футболки позволяют демонстрировать силу фигуры, а футболки «на вырост», наоборот, скрывают недостатки. Таким образом, одежда удовлетворяет потребность человека создавать иллюзию наличия тела, приближающегося к принятым эталонам, и передавать окружающим текст, благоприятствующий общению, усиливающий сексуальную привлекательность.

Униформа — это одежда, жестко привязанная к статусу, навязываемая человеку, принявшему статус. Поскольку любая одежда — это текст, то униформу можно назвать текстом, который написан руководством организации; человеку остается только его преподнести (как, например, принятие присяги). Индивид в этом случае выступает как потребитель, не имеющий права голоса: он потребляет, но решение о покупке принимается организацией.

Униформа подчеркивает, что перед нами не свободный в своих мыслях и словах индивид, а статусная позиция. Соответственно, его устами говорит не он сам, а представляемая им организация. Нам бессмысленно обижаться на него — все претензии к организации. Введение в разных организациях униформы — это способ усилить дисциплину, подавив личностное начало в самом личностном моменте — выборе собственной одежды.

Униформа бывает различна с точки зрения ее единообразия. Ближе всего к ее идеальному типу — военный мундир, где уставом определено место каждой пуговицы и шва. Промежуточное положение между униформой и обычной одеждой занимает одежда так называемого «делового стиля». Здесь потребитель волен варьировать, но в строгих рамках предписанного стиля. Он сам покупает одежду, но его выбор ограничен деталями.

Производство униформы — это обычно очень прибыльный бизнес, поскольку он мало подвержен колебаниям моды, причудам очередного сезона. Крайний случай — это униформа, сохраняющаяся с древности (например, охрана Тауэрского замка в Лондоне одета в форму XVI в.). Обычная военная форма меняется раз в 10-20 лет. Деловой стиль остается неизменным десятилетиями, но на уровне деталей и тут время накладывает свой отпечаток.

5. Одежда и время

Язык одежды, как и обычный язык, существует только во времени. Это значит, что одно и то же слово вчера казалось странным и непонятным, сегодня оно в моде и им щеголяют все, а завтра оно будет вызывать насмешки. Джеймс Лавер в середине 1940-х гг. предложил таблицу, описывающую реакцию на одежду, меняющуюся во времени. Ее называют «Законом Лавера».

Согласно этому закону один и тот же костюм будет:

неприличным — за 10 лет до своего времени;

бесстыдным — за 5 лет,

смелым — за 1 год,

нарядным — в свое время,

вышедшим из моды — годом позже,

отвратительным — через 10 лет,

смешным — через 20 лет,

забавным — через 30,

причудливым — через 50,

очаровательным — через 70,

романтическим — через 100,

красивым — через 150 (Laver 1945).

Разумеется, не стоит искать в этом законе жесткой точности, объясняющей все колебания вкуса. Но он точно показывает относительность текста одежды, относительность ее оценок. В наше время этот закон выглядел бы уже по-иному, поскольку бег времени резко ускорился. В то же время одежда стала гораздо более свободной, модели идут по кругу, и в течение 10-20 лет проходят цикл от смешного до модного.

Язык одежды довольно точно отражает существо господствующих в данном обществе социально-экономических и политических отношений. Феодальная и капиталистическая эпохи четко различаются характером костюмов господствующих групп, которые выступают как тексты, характеризующие статус этих групп. «В эпоху старого режима, — пишет немецкий исследователь Э.Фукс (1994) о мужском костюме, — торжествовал бездельник, тунеядец. Костюм ярко подчеркивал, что человек предназначен к бездействию, осужден на тунеядство. Костюм был только средством позировать. Он не допускал свободных, непроизвольных и в особенности быстрых и внезапных движений. Костюм был приспособлен только к паркету и салону. Властитель буржуазного века должен находиться в ином положении. Он должен двигаться беспрепятственно, бодро и быстро, ибо жизнь развертывается уже не размеренным шагом, не среди салонных условностей, а все более быстрым и то и дело меняющимся темпом. Исчезла всякая помпа, всякая декоративность. Костюм сведен к простым главным линиям. Нет больше места праздничной простоте. Краски стали бесцветными, как арифметическая задача».

6. Иностранные «слова»

Все современные языки пестрят заимствованиями иностранных слов. Сам факт заимствования содержит в себе смысл, выходящий за рамки содержания самого слова. В XVIII в. в русский язык проникало большое количество немецких слов, в XIX — французских, в ХХ — английских. Динамика этих потоков отражает динамику того, что бы назвали интеллектуальной розой ветров: откуда идет основное заимствование идей и вещей, оттуда приходят и слова. Использование свежих иностранных слов — это символ, говорящий о причастности к этому процессу вестернизации русской культуры. Иностранцы часто используют в русской речи слова из своего языка, испытывая трудности в поиске русских эквивалентов. И по тому, как, сколько и какие иностранные слова используются, можно очень много сказать о человеке.

Язык одежды не является исключением. Используя элементы иностранного костюма или целый костюм, еще не вошедший в язык нашей культуры, мы символизируем свою индивидуальную или групповую принадлежность, симпатию к соответствующей культуре. И, наоборот, подчеркнутое избегание элементов иностранной одежды, даже той, которая уже вошла в национальный «язык», тоже является символом, но уже негативного отношения к «иностранщине». Ношение иностранной одежды, уже входящей в массовый обиход, — это символ отсутствия как чрезмерной любви, так и отвращения к иностранной культуре.

7. Слэнг и вульгаризм в языке одежды

Слэнговые слова и выражения используется в речи в двух основных вариантах: (1) как доминирующая форма и (2) как сознательное смешение стилей. В каждом из этих случаев смысл текста будет разным: в первом случае доминирование слэнга может свидетельствовать о необразованности, о принадлежности к соответствующей субкультуре (например, уголовной), о сознательном уходе от своей среды (интеллектуал, говорящий на языке зоны), о незавершенности процесса социализации (студент, говорящий на языке улицы). Во втором случае жаргонные слова сознательно вставляются в литературный язык для передачи каких-то нюансов мысли или настроения.

Аналогичным образом используется и слэнг в одежде. В качестве жаргонных «слов» здесь выступает одежда той среды, которая не является носителем господствующей, «правильной» культуры. Так, в Америке 1960-х гг. в качестве слэнговой одежды использовались джинсы, рабочие ботинки. Слэнгом будет и использование спортивной, домашней одежды, джинсов в официальной обстановке приемов, встреч, визитов.

Во всем мире имеет место тенденция проникновения слэнга в литературный язык, превращения уличных или даже блатных выражений в допустимые в речи образованных людей. То же происходит и в языке одежды. Джинсы превратились в элемент повседневной одежды, широко используемой уже не в качестве слэнговых вкраплений. Это же касается и распространения кроссовок.

Особый случай — вульгарность. Под ней можно понимать неприличные в данной субкультуре слова, элементы одежды без осознания нарушения норм. Вульгарный человек — это тот, кто не догадывается о том, что он смотрится вульгарно. Вульгарность — это отсутствие вкуса, принятого в данной среде. Естественно, что вульгарность конкретно-исторична: то, что вульгарно в одной культурной среде, может смотреться вполне прилично в другой.

Так, в старой Англии вульгарной считалась женщина, которая, влезая в трамвай, так поднимала юбку, что показывались чулки. В современном офисе так может восприниматься служащая с таким вырезом на блузке, что, наклоняясь, она, того не подозревая, демонстрирует почти всю грудь. Это уже сфера, где намерения и их интерпретация расходятся (Lurie: 9).

8. Текст и контекст

Смысл текста понятен в полной мере лишь при знании контекста. Большинство видов одежды читаются по-разному в разном контексте. По словам Ирвинга Гоффмана, понятие «приличной одежды» целиком связано ситуацией.

Понятие ситуации (контекста) включает целый ряд пространственных и временных аспектов. Важнейшим элементом ситуации являются выполняемые в данной одежде функции. Смена функций кардинальным образом меняет содержание текста.

Мой знакомый альпинист, которого жена категорически не пускала в горы, как-то сообщил ей, что едет в соседний город к другу на день рождения. Надел праздничный костюм, галстук и поехал к другу, но в горы. Там он к костюму добавил альпинистские ботинки и принял участие в восхождении. Его вид на вершине в костюме с галстуком вызвал бурю смеха, хотя в городе в его одежде не было ничего смешного.

Контекст включает и совокупность культурных норм и ценностей. Платье, вызывавшее восторг 10 лет назад, сейчас может показаться смешным, так как изменилась мода. Женщина с обнаженными коленями на балу XIX в. произвела бы фурор своим бесстыдством.

Элементом контекста является также социальная характеристика человека в данной одежде. Одно и то же платье на теле юной девушки и старушки имеет совершенно разный смысл.

Источник